Ульяновская областная филармония
twitter
vkontakte

Встречи, интервью



Владимир Беляков: «Первый выход на сцену сравним с первой любовью»

БИОГРАФИЯ

Владимир Беляков
директор симфонического
оркестра «Губернаторский»

30 января семьдесят лет исполнилось директору симфонического оркестра «Губернаторский» Владимиру Белякову. Один из выдающихся музыкантов Ульяновска, он стоит у истоков образования коллектива. О личной жизни, увлечениях и атмосфере внутри оркестра юбиляр рассказал корреспонденту 1ul.ru.

Родился Владимир Борисович в Хабаровске, там же окончил школу, начал работать на военном предприятии. После службы в армии, по примеру отца, поступил в Ленинградскую консерваторию. Окончил ее по специальности «Фагот». За плечами юбиляра работа в Дальневосточном симфоническом оркестре, в Куйбышевском театре оперы и балета. И уже более 40 лет Владимир Беляков является артистом ульяновского оркестра.

- Владимир Борисович, помните свое первое выступление?

- В Ульяновске, честно сказать, первый концерт не помню, потому что в то время была вереница выступлений. Это сейчас у нас пять программ в месяц, а тогда по четырнадцать давали. Однако был у меня интересный случай в Хабаровске, в 77-ом году. На одном их первых концертом мне сразу же досталась сольная программа. Музыканты знают, что когда у какого-то инструмента есть соло, в конце дирижёр поднимает артиста. У нас тогда много шутников в коллективе было, они мне фрак-то во время концерта и пристегнули прищепками к стулу. Я, значит, поднимаюсь, а вместе со мной и стул. Весь зал, включая коллег по цеху, хохочет. Если вспомнить еще раньше, когда я на первом курсе учился…тогда первый выход на сцену был сравним с первой любовью, которую не забыть никогда. Вокруг тишина, ты играешь и слышишь себя в оркестре. Такое чувство было, то ли какой-то испуг, то ли еще что-то такое… Только ТВОЙ голос и такое оцепенение…. Вообще, профессия сложная у нас, эмоционально сложная. Тратим много внутренней энергии. Бывают такие программы, после которых спина вся мокрая. Будто мы баржи таскаем, как бурлаки.

- Поменялось ли за 40 лет жизнь в оркестре?

- Изменилась не только работа, наше общество поменялось. Впрочем, в прошлом веке и условия работы были другие: приезжим оркестрантам давали квартиры. За столько лет существования в «Губернаторском» разные периоды бывали - и спады, и подъемы. Если взять, к примеру, 80-е годы, то это мощный прилив музыкантов. Тогда частью коллектива стали сразу восемнадцать артистов, многие из них работают по сей день. Еще один подъем оркестр ожидал в начале этого века. Сейчас мы переживаем дефицит молодых кадров.

- Представляете свою жизнь без оркестра?

- Каждый для себя определяет, сколько ему работать. Взять, к примеру, знаменитый оркестр Ленинградской филармонии Мравинского, там фаготист играл до 86 лет. Каждый должен в себе чувствовать силы. Вот и я пока их чувствую и определился в сроках. Сначала служил в статусе концертмейстера оркестра, был первым фаготистом, но теперь уступил это место моему ученику, которому сейчас чуть больше 30 лет. Перестал играть и экстрасложные программы.

- Самый запоминающийся день рождения?

- Наверное, юбилей десятилетней давности. Я тогда был директором ульяновской филармонии, и коллеги сделали этот день по-настоящему торжественным. К поздравлениям тогда и мэр, и министр подключились. На самом деле, не очень-то люблю, как сейчас говорят, - «светиться», мне намного комфортнее быть в кругу семьи. Но было очень приятно.

- Вы – богатый дедушка. Сколько у вас детей, внуков?

- Два сына и красавица-дочка! По моим стопам пошёл только младший, Антон, который работает в нашем оркестре. Хотя и дочь музыкальное училище окончила, всё равно потом ушла в другую профессию. Старший сын тоже музыке учился, но и его она не увлекла в профессиональном плане. Внуков у меня четверо мальчиков и две девочки. Самая маленькая, пока, на всех языках говорит, потому что ещё русского не знает. Ей год и три месяца только.

- Как отдыхаете от работы?

- Люблю все мастерить. На даче два дома построил, овладел сваркой. Сейчас с младшим сыном делаем во дворе подобие дендрария: собираем растения, деревья, какие в Ульяновской области есть. У нас там и дубы, и ели, и осины, и фруктовые деревья, и клён. Всё, что мы видим. Однажды в поле нашли - распускается чуть ли не японская сакура. Тут же взяли поросль и посадили. Думаю, через пять лет оазис интересный будет. Готовить еще люблю. Если не будет работы, время свободное прибавиться, ещё что-то буду выдумывать.

- В приметы верите? Некоторые артисты, например, не дают свой инструмент другим в руки, а дирижёры свои палочки держат в специальном футляре…

- Я человек несуеверный и в приметы не верю. Главное для музыканта - хороший и качественный инструмент. Однако с этим в наше время есть проблемы. А приметы остаются приметами.

Фото из личного архива Владимира Белякова.

http://1ul.ru/interview/vladimir_belyakov_pervyy_vyhod_na_scenu_sravnim_s_pervoy_lyubovyu__/

1 февраля 2017


Валерий Уткин: «Музыка – единственный язык во вселенной, который понятен всем»

В этом году исполняется пятнадцать лет со дня основания Ульяновского государственного духового оркестра «Держава». В составе этого коллектива музыканты высокого класса, лауреаты и дипломанты конкурсов духовых оркестров.

За время своего существования «Держава» полюбилась ульяновской публике. В репертуаре оркестра – шедевры русской и зарубежной музыкальной классики, эстрадные, джазовые композиции, популярные романсы и песни и многое другое. Особой любовью пользуется оркестр у ветеранов, для них проводятся ежегодно более тридцати мероприятий.

Накануне празднования юбилейной даты Валерий Николаевич Уткин – главный дирижёр и художественный руководитель оркестра «Держава», рассказал «Media 73» об этапах становления оркестра.

– Валерий Николаевич, как возник оркестр?

– Я думаю, здесь стоит отметить несколько этапов. Первым можно считать формирование группы инициативных музыкантов во главе с Николаем Антоновичем Булатовым, который стал главным дирижёром оркестра. Именно он сумел собрать хороших музыкантов и организовать их при ульяновском «Водоканале». Дело в том, что тогда в городе было несколько военных духовых оркестров, наступали такие времена, что многие из них закрывали. И музыканты, которые всю жизнь служили, остались как бы не у дел, а Николай Антонович, в свою очередь, сделал благороднейшее дело и сумел их объединить. Все эти люди, конечно, были энтузиастами, кстати, некоторые из них и сейчас у нас еще работают. В таком составе музыканты несколько лет плодотворно работали и набирались опыта. В результате, в 2001 году был создан Государственный духовой оркестр «Держава». Это второй этап формирования коллектива.

– Как вы оказались в оркестре?

– В 1987 году меня пригласил в Ульяновскую филармонию Николай Геннадьевич Алексеев, главный дирижер Ульяновского государственного академического симфонического оркестра. Под его руководством я пятнадцать лет был солистом-трубачом в этом легендарном музыкальном коллективе. В 2001 году я был направлен в командировку в Сирию, а до этого я буквально перед самым отъездом познакомился с Николаем Булатовым, с которым у нас впоследствии сложились очень тёплые дружеские отношения. Я думаю, это потому, что мы очень близки по духу. В Сирии я был ассистентом дирижера национального симфонического оркестра, создал первый молодёжный духовой оркестр, преподавал в Высшем институте музыки города Дамаска, а когда приезжал в отпуск, выступал на фестивалях с «Державой» как солист – трубач.

В 2004 году я уехал в Ханты-Мансийск, где три года был деканом филиала института имени Гнесиных, руководил детским духовым оркестром. Там просто потрясающий Центр одаренных детей Севера, и мы вместе с ними получили Гран-при на Всероссийском музыкальном конкурсе.

В 2007 году меня назначили директором и художественным руководителем Ульяновской областной филармонии. На протяжении нескольких лет я совмещал концертную деятельность с административной работой (до 2011 года). К тому времени я закончил Казанскую государственную консерваторию по специальности «оперно-симфоническое дирижирование» и по предложению Николая Антоновича занял должность дирижёра и солиста-трубача в оркестре «Держава» .

– В симфоническом оркестре присутствует такое понятие как «первая скрипка», а у вас кто занимает это место?

– У нас в оркестре, в каждой группе музыкальных инструментов присутствуют свои звёзды. Хотелось бы отметить, что к моменту моего появления, оркестр уже сложился, в нём играли замечательные музыканты, которые всю свою жизнь посвятили этому делу. Наши солисты – это люди, которые являются настоящими фанатами своего дела в хорошем смысле слова. Настоящий музыкант – это особый человек, который не может не играть, он отдает всю свою душу и сердце музыке. Люди, работающие у нас, понимают, что дарят людям прекрасное, доброе, вечное, и это понимание и позволяет нам доставлять публике огромное наслаждение на концертах.

Хочу отметить наших солистов:

Андрей Трофимов – концертмейстер группы деревянных духовых инструментов, солист- гобоист. Замечательный музыкант, очень опытный артист, настоящий наставник молодёжи.

Наш первый кларнетист Алексей Кержнер – играет в оркестре с момента его создания, Музыкант с большой буквы.

Группу флейт сейчас возглавляет Дмитрий Троицкий, но рядом с ним опытнейший музыкант Валерий Соколов, который вместе с Николаев Булатовым начинал службу в военном оркестре более тридцати лет назад.

Руководит группой саксофонов концертмейстер Юлия Малькова, у неё потрясающая группа. В качестве солистки она постоянно играет с оркестром, публике очень нравиться.

Валторнист Сергей Блинов, концертмейстер группы, успешно работает в оркестре пятнадцать лет.

Игорь Кудряшов – первый трубач. Постоянно повышает свой профессиональный уровень, окончил наш университет, работает в оркестре «Держава» более десяти лет.

Первый корнет – Ренат Яхиев, часто выступает в качестве солиста оркестра, обладает великолепной техникой.

Николай Прибылов – это «сердце» оркестра, «пламенный мотор», исполнитель на ударной установке, работает в оркестре более восьми лет. Было время, что в группе ударных не хватало музыкантов, и Николай несколько лет один за всех работал, буквально как человек-оркестр, очень опытный артист.

Отмечу и «тяжелую артиллерию» – тромбоны. Андрей Козин – замечательный музыкант. Он артист симфонического оркестра, солист оркестра «Держава», великолепно исполняет сольные произведения и очень предан своему делу.

Самый большой инструмент в оркестре – туба, на нём играет Виктор Петрович Иноценко. Уважаемый человек, совмещает работу в оркестре с педагогической деятельностью в музыкальном колледже при УЛГУ, воспитал много прекрасных достойных музыкантов, руководит духовым оркестром в ДК «Руслан».

Самое главное, эти музыканты не перестают развиваться: у нас профессия такая, что постоянно нужно держать себя в форме, а если у музыкантов есть доверие к дирижеру, тогда возможности оркестра безграничны.

– Скажите, кому пришла идея названия оркестра?

– Это название предложила Лариса Викторовна Куфтина, директор оркестра и музыковед, и все музыканты коллегиально это название поддержали. Почему? Потому что само слово «Держава» – это патриотизм, мощное объединяющее начало, консолидация всех позитивных сил, могучая вера в идеалы добра и справедливости. Мы ежегодно 23 февраля выступаем на благотворительном концерте для военнослужащих, и это наш своеобразный вклад в воспитание молодых защитников Родины.

– Скажите, на ваш взгляд, какое будущее у оркестра и духовой музыки в целом?

– Я думаю, что у духовых оркестров большое будущее. Во всём мире духовая музыка, духовой оркестр на протяжения четырёх веков развивается, приобретает всё большую популярность. Конечно, меняются стили, жанры, направления, но остаётся главное – неизменная любовь слушателей. Например, в Саратовской филармонии на концертах духового оркестра всегда аншлаг, людей даже больше интересует духовой оркестр, чем симфонический.

Расскажу из собственного опыта: мы как-то готовили интересную концертную программу, она называлась «Мы из СССР». Программа включала в себя произведения, очень близкие людям в возрасте от тридцати до пятидесяти лет, которые еще застали те времена и испытывали ностальгию по той эпохе, культуре, музыке и состоянию. Мы думали, что в зале будут одни «серебряные головы», но пришло очень много молодёжи, значит, интерес к такой музыке ещё остался.

Музыка, она тем и хороша, что это единственный язык во вселенной, который понятен всем независимо от нации, вероисповедания или политических взглядов. Духовая музыка – это живая музыка. Она будет всегда востребована и необходима. Это очень важный момент.

В своё время у меня был ансамбль «Волга – брасс», который двенадцать лет просуществовал в одном составе. Самая первая наша гастрольная поездка проходила в Англии. В музыкальном мире считается, что в этой стране проживает наиболее критически настроенная публика, и если в Англии прошел концерт, это значит, что он гарантированно везде будет проходить хорошо. Эта поездка меня многому научила, и те идеи, которые я из неё почерпнул, я до сих пор проповедую своим ученикам. Концерт проходил в методистской церкви, я спрашиваю настоятеля: «У нас в программе есть шуточные произведения, можно ли их исполнить в церкви?», а он говорит: «Ничего, играйте». На это у них смотрят спокойно, разрешают исполнять оперные спектакли и даже проводить рок-концерты прямо в церкви для привлечения наибольшего количества прихожан. Тогда я понял, что музыка не зависит от вероисповедания, от национальности, от социального статуса. В дальнейшем мы проехали по шестнадцати странам, и я везде находил подтверждение этой мысли.

– Что вами движет по жизни, в чём вы черпаете вдохновение?

– Я черпаю вдохновение из абсолютно разной музыки. Мне кажется, что хорошая музыка может быть в любом жанре, и даже в поп-культуре есть замечательные произведения. Я уже неоднократно говорил, что мой образ жизни – трубач, музыка – это моя любовь и мой воздух.

Николай Квасов

07 Декабря 2016

http://media73.ru/2016/valeriy-utkin-muzyka-edinstvennyy-yazyk-vo-vselennoy-kotoryy-ponyaten-vsem


Лидия Ксяшкевич – первая нефранцуженка, играющая на органе в большом кафедральном французском соборе

Первого ноября на органе Евангелическо-лютеранской церкви Святой Марии сыграла лауреат множества международных конкурсов, профессор Академии музыки Страсбурга и главный органист кафедрального собора во французском Лане Лидия Ксяшкевич.

Именитая органистка ещё раз подтвердила правдивость высказывания о том, что талантливый человек талантлив во всем. Прекрасная и хрупкая Лидия Ксяшкевич исполнила знаменитые композиции Баха, а также французскую органную музыку времён Людовика четырнадцатого и сочинения композиторов рубежа XIX- XX веков, которые являются «золотым фондом» органной классики. Кроме того, перед выступлением уделила время для беседы, в ходе которой из её уст вылетали русские слова. Лидия рассказала о том, чем её приятно удивила Россия, почему играет на органе и даже о своей личной жизни.

– Вы впервые посетили Россию и Ульяновск?

– Я второй раз в России и первый раз в Ульяновске. В последний раз приезжала в Россию в марте этого года. Тогда выступала в Москве, Саратове и Пензе, в этот приезд я дам концерты в Пензе, Саратове и Ульяновске.

– Каковы главные отличия в восприятии ваших выступлений публики российской и зарубежной? Как принимают у нас?

– В России на концерт приходит гораздо больше людей чем, например, во Франции. Практически на всех моих концертах здесь были полные залы, а за рубежом приходит послушать орган более узкий круг людей, небольшая аудитория. Это меня очень приятно удивило в свое время. Российская публика очень эмоциональная и восприимчивая.

– Что вас вдохновило заниматься музыкой?

– Это был не мой выбор, я родилась с таким предназначением, но мне всегда было интересно заниматься музыкой. Я не представляю себя, занимающуюся чем-то другим.

– Вы из музыкальной семьи?

– Нет, я первый музыкант в роду. Мои родители – художники.

– А почему из всего многообразия инструментов вы выбрали орган?

– Вообще, я пианистка, но в двадцать лет мне посчастливилось прослушать одну виниловую пластинку, которая многое изменила в моей жизни. На нее было записано выступление известного французского органиста Андре Изуара (1935-2016). Благодаря ему, я нашла звучание органа очень поэтичным, помню, что я подумала: «Вау, это что-то новое! Не похожее на другое».

– Вы были знакомы лично?

– Да, мы подружились. Можно сказать, что он сподвиг меня заниматься органом, помню, он сказал: «Лидия, ты хороший музыкант, играй, развивайся. Я не могу тебя учить, но могу тебе сыграть». Это было у него дома.

– За рубежом вы преподаете, а не возникало мысли о проведении обучающих занятий в России? Такой практики еще не было?

– Я провела один мастер-класс в Саратове. У меня было три ученицы. Не исключаю проведение последующих.

– Вы родились в Польше, побывали во многих странах, а почему вы выбрали для жизни именно Францию?

– Наверное, потому, что там очень хорошая органная школа, она высоко оценивается на мировом уровне. Благодаря этой школе, сегодня я первая нефранцуженка, играющая на органе в большом кафедральном французском соборе.

– Расскажите немного о себе.

– Мне 39 лет. Я была замужем, но уже три года в разводе, детей нет. Сейчас в отношениях с саксофонистом из Страсбурга. Пожалуй, это всё.

Лидия Ксяшкевич стала первым зарубежным гостем органного абонемента, проводимого в Лютеранской церкви Святой Марии. Напомним, что в настоящее время все подобные концерты проходят в Кирхе, так как филармонический орган законсервирован в связи с ремонтными работами. По словам лектора-музыковеда филармонии Ирины Кривошеевой, в Лютеранской церкви функционирует небольшой орган фирмы WALTER, который в три раза меньше филармонического инструмента.

«Орган был привезен из немецкого города Марбурга, из университетской капеллы. Он был подарен нашему городу благодаря пастору Фридриху Демке, – рассказала Ирина Кривошеева. – В этом году исполняется 20 лет с момента установки органа. Конечно, он значительно старше, был изготовлен в 60-е годы прошлого века. Орган не имеет корпуса, это не концертный инструмент, его место на хорах и он замечательно выполняет свою функцию. Можно отметить, что церковный орган является инструментом, без которого не обходится ни одно богослужение, поэтому он звучит здесь еженедельно. Близкое к сводам расположение позволяют звуку распространяться плавно сверху вниз. Именно это нужно для эффекта органного звучания».

Елена Нестерова

http://media73.ru/2016/lidiya-ksyashkevich-pervaya-nefrantsuzhenka-igrayushchaya-na-organe-v-bolshom-kafedralnom-frantsuzsk


Грэг Кофи Браун: путь от Сибири до Чёрного моря и Волги заставил меня полюбить Россию

Человек-оркестр, актёр, композитор и космополит – именно так можно охарактеризовать Грэга Кофи Брауна. Концерт именитого джазмена прошел тридцатого сентября в мюзик-холле Ленинского мемориала с участием замечательного коллектива ульяновских музыкантов «Академик Бэнд».

Перед концертом Грэг Браун охотно ответил на несколько вопросов. Бывший вокалист и гитарист группы мирового класса Osibisa с более чем двадцатилетним стажем, рассказал об удивительных случайностях, определивших его судьбу и незабываемых встречах. Речь шла об Элвисе Пресли, Элтоне Джоне, Эрике Бердоне из «Animals», Бадди Холи, о детстве, юношестве и об отсутствии рас. Кроме того, Браун поделился впечатлениями о России и рассказал о том, где можно встретить его родственников.

Я хотел быть Элвисом. Я по-прежнему хочу стать Элвисом

Музыка вошла в жизнь Грэга Брауна спонтанно. Он отмечает, что вырос в очень разнообразной музыкальной культуре. «Я помню, в пятидесятые я надевал парик своей матери, брал метлу и притворялся Элвисом. Я хотел быть Элвисом. Я и сейчас хочу быть Элвисом, – с улыбкой подчеркивает Грэг. – На самом деле мне повезло, что один из моих отчимов был джазовым музыкантом, он играл с органистом и композитором Джимми МакГриффом. Именно отчим привел меня в музыку».

В детстве Браун освоил контрабас, пел в церковном и школьном хоре. Прошли годы, и будущий джазмен поступил в колледж, где он стал получать стипендию на обучение, изучал теорию музыки, играл на пианино, флейте и отвечал за все культурные мероприятия. Это и стало главной работой Грэга на время обучения в колледже – устраивать концерты для студентов.

О первом нелегальном альбоме Элтона Джона

«Одним из первых концертов стал концерт какого-то парня из Англии, который играл на пианино. Его звали Элтон Джон. До этого он играл только в маленьком нью-йоркском клубе «Трубадур», – рассказал Браун. – Один из агентов, с которым он связывался, чтобы организовать концерт, был парализован. Все, что он мог, – это говорить, у него не работали ни руки, ни ноги. И когда я организовывал концерт Элтона Джона, он спросил, будет ли нормальным позвать друзей по Вьетнаму. Я сказал «да, конечно». Практически все они были на инвалидных колясках, именно в них некоторые пронесли с собой записывающие магнитофоны. Они записали весь концерт. Возможно, это был первый нелегальный альбом Элтона Джона, туда даже вошел мой голос, я представлял Элтона Джона. Так что, его концерт стал первым в моей организаторской деятельности».

Университет я не закончил. Я был безумен

«Я никогда не хотел быть в музыкальном бизнесе, я хотел осваивать её и обучать музыке других. Но судьба распорядилась иначе, у неё были другие планы на меня. Я поступил в университет, но был отчислен на последнем году обучения, чтобы играть, я ушел в музыку. Я был безумен, но мне очень повезло», – признается Грэг Браун.

Практически сразу же после отчисления Грэг стал играть на бас-гитаре с Эриком Бердоном из «Animals» и даже был с ним в туре. С тех пор прошло много времени, за которое музыканту удалось реализовать совместные проекты со Стингом, Билли Кобэмом, Стэнли Джорданом, Денисом Чемберсом и многими другими известными музыкантами.

Об участии в мюзиклах

Сегодня Грегг Кофи Браун живет в Лондоне, где снялся в нескольких хитовых мюзиклах, таких как: «Томми», «История Бадди Холи» и «A Tribute To The Blues Brothers».

По словам Грэга Брауна, сниматься в мюзиклах и заниматься музыкой – это две совершенно разные области, две разные сферы и нужно быть немножко сумасшедшим, чтобы их совмещать. «Нужно понимать одновременно мастерство актера и музыкальное мастерство. Например, когда я участвовал в мюзикле под названием «История Бадди Холи», мне пришлось быть актером, танцором, играть на гитаре, на бас-гитаре и даже на тромбоне. Делать несколько вещей из разных областей было очень здорово и одновременно сложно. Не каждый может. Люди пытаются, но не у всех из этого выходит что-то действительно ценное», – отметил Браун.

Все мы родом из Африки

«Когда я учился в колледже, я очень активно участвовал в политической жизни общества. Я был немножко социалистом, – признается Браун. – В то время каждый политически активный студент в Калифорнии был взят на заметке у ФБР, мое имя не стало исключением. Оно было в списке ФБР, потому что я помогал организовывать второй по масштабу парад против войны во Вьетнаме. Даже сегодня моя музыка, мои тексты очень часто отражают мое видение в отсутствии гармонии, разбалансированности в обществе. Как будто силы сверху пытаются нас разделить, чтобы они могли нами управлять. Они начинают с того что разделяют людей на расы. А на самом деле рас не существует, ничего такого нет. Черная, белая, желтая раса – это все придумано и об этом говорят ученые. Также ученые говорят, что мы все происходим из Африки. Нет на самом деле, все мы оттуда, когда я смотрю на ваши лица, я вижу своих знакомых, которые живут в Африке. Я путешествую по всему миру, и везде я встречаю своих двоюродных братьев, сестер и других родственников. Единственное, что нас разделяет – это правительство, политика, бизнесмены, они это делают, чтобы нами управлять. Мы вместе, мы один народ, одинаковые люди».

Я испытываю к России нежные чувства

В этом году Грэг Кофи Браун посетил Россию впервые. До приезда в Ульяновск, он отыграл концерты в десяти городах. «Я уже объехал множество городов, среди них Ангарск, Пермь, Архангельск, Новороссийск, Ростов, Краснодар и Иркутск. Я буквально проделал путь от Сибири до Чёрного моря и теперь нахожусь на берегу Волги. За время своего путешествия я понял одно – здесь, в России, живут «мои» люди, мой народ. Меня везде прекрасно принимают, можно сказать, что я в восторге от происходящего», – с улыбкой признался он.

Елена Нестерова

www.Media73.ru 03/10/2016

http://media73.ru/2016/87998-greg-kofi-braun-put-ot-sibiri-do-chyornogo-morya-i-volgi-zastavil-menya-polyubit-rossiyu


Изучил русский, чтобы лучше понимать Чайковского…

В своей любви к русской музыкальной культуре признался гастролер из США Питер Фрейзингер.

24 июня он дирижировал Ульяновским государственным академическим симфоническим оркестром в концерте на летней площадке Ленинского мемориала. Под взмахами его дирижерской палочки музыка Михаила Глинки, Джордже Энеску, Джорджа Гершвина, Мориса Равеля, Мануэля де Фалья звучала как-то особенно ярко на фоне зелени травы и деревьев, синевы неба и Волги. Вдохновленный аплодисментами благодарных слушателей, Питер рванулся к синтезатору и исполнил с оркестром пару пьес американских композиторов, продемонстрировав недюжинное мастерство пианиста.

Накануне концерта доброжелательный, энергичный и непосредственный гость нашего города Питер Фрейзингер дал интервью для нашей газеты.

- Питер, как получилось, что Вы стали заниматься музыкой? Вы из музыкальной семьи?

- Нет, мои родители не были профессиональными музыкантами. Это и хорошо, и плохо. В детстве я не занимался упорно музыкой, как это бывает в музыкальных семьях. Просто моя мама думала, что было бы неплохо, если бы ее дети умели играть на рояле. Вероятно, поэтому я начинал с эстрадной музыки, и уже потом перешел на классическую, чувствуя себя хорошо и там, и там. В 16 -17 лет мой выбор пал на профессию музыканта. Я не подозревал, как она трудна, и сколько сил понадобится на ее освоение. Приходилось заниматься на рояле по многу часов. Из-за чрезмерного напряжения у меня возникли проблемы с руками. Что делать? Мой профессор в Бостонском университете посоветовал заняться дирижированием. Мне не хотелось бросать играть на рояле, к тому же профессия дирижера казалась мне недоступной из-за сложности освоения, и я спросил совета у другого профессора. Он сказал, что дирижер из меня может получиться, и я стал серьезно заниматься оркестровой музыкой. В конце концов, получил диплом и музыканта, и дирижера. Работал шесть лет в Германии, дирижировал операми, опереттами и мюзиклами. Затем работал в Нью-Йорке, много играл на рояле, аккомпанируя певцам.

- Вы хорошо говорите по-русски. Язык изучали самостоятельно или брали уроки? Вообще, откуда у Вас интерес к русской культуре?

- Давно нравится русский язык. Мне помогала его изучать одна женщина-эмигрант. Потом два лета занимался им в Гарвардском летнем колледже. Все это связано с тем, что я люблю музыку Чайковского, Римского-Корсакова, Шостаковича, Прокофьева, Мусоргского. И я думал, что если хочу играть, например, Чайковского, то надо понимать его язык. Впрочем, это не обязательно, есть большие дирижеры, не знающие языка, но прекрасно чувствующие музыку того или иного композитора. У меня же иная позиция, о которой я говорил. Именно поэтому я освоил французский, немецкий и итальянский, которые важно знать для исполнения оперы.

- Можете ли Вы назвать любимого русского композитора?

- Мне нравятся все, и не только русские. Когда музыкант учит Бетховена, то он у него любимый, когда Энеску, то - Энеску, и так далее.

- Вы работали во многих театрах мира. Чем, по Вашему, отличается друг от друга публика разных стран?

- В Бостоне, где я живу, консервативная публика, если ей нравится концерт, то в финале слушатели встают и хлопают. В Германии смешно: слушают очень серьезно, тоже хлопают, и даже в такт музыке. И в России тоже очень любят музыку и с энтузиазмом аплодируют. Для меня удивительно, что русские уважительно относятся к профессии музыканта. У нас в США, к сожалению, такое отношение редко встречается...

- Вы и дирижер, и пианист. Это, как музыканту, Вам помогает или противоречит друг другу? И кем Вы себя больше ощущаете - пианистом или дирижером?

- Я бы сказал, что очень хорошо, если дирижер продолжает играть, потому что появляется не только духовный, интеллектуальный, но и физический контакт с музыкой. Я в Бостоне играю много балетов, опер, аккомпанирую, импровизирую, а до этого в Нью-Йорке аккомпанировал певцам. Считаю, что это мне помогает дирижировать, потому что лучше знаю материал. Вообще, дирижировать люблю больше, чем играть. Возможно, это потому, что чаще выступаю как пианист. Испытываю огромное удовольствие, когда я могу делать красивую музыку с большим оркестром.

- У Вас в Бостоне есть свой симфонический оркестр. Что он играет и где выступает?

- Мы играем в церкви, которая находится в центре города и которая служит также концертным залом. У нас большой репертуар классики, мы исполняли много премьер композиторов. Сейчас идет девятый концертный сезон. Недавно мы играли «Страсти по Матфею» Баха. Состав у оркестра маленький: 22-25 музыкантов. Нам удается выживать при небольшом бюджете. В Бостоне большая конкуренция среди оркестров. Но у нас есть свой слушатель. К тому же мы берем студентов, которые идут к нам, чтобы стажироваться, потому что молодых музыкантов, особенно духовиков, в большие коллективы без опыта не возьмут на хорошо оплачиваемую работу. Еще хочу сказать, что если раньше мы делали больше концертов, а сейчас стали меньше, но зато мы устраиваем открытые репетиции, где играем большие произведения. Это для музыкантов немного меньший стресс, чем если дать большой концерт.

- Ваши впечатления от нашего города и оркестра?

- Первый раз в Ульяновске я был в декабре 2013 года и только мог посмотреть на Волгу. А в этот раз я дважды в ней искупался. Очень понравились вода и пляж. И, конечно, - Ульяновск. Летом он гораздо красивее. Об оркестре могу сказать, что здесь работают добрые, внимательные и воспитанные люди. Мне нравится, как они играют! Уже конец сезона, но у музыкантов еще достаточно энергии.

- Что поддерживает Вас в жизни и делает таким энергичным?

- Я слушаю музыку! И люблю то, чем занимаюсь. Знаю людей, которые ждут выходных, потому что им не нравится их профессия. А я, наоборот, с нетерпением жду, когда начну работать…

Р.S. Этот концерт на свежем воздухе проходил в рамках нового проекта Ульяновской областной филармонии «Лето-2016 с Ленинским мемориалом» и послужил пробным шаром. Публике такой формат чрезвычайно понравился, тем более, что билетов на выступление оркестра не требовалось. Кроме постоянных слушателей симфонических концертов пришли родители с детьми, в том числе, совсем маленькими, с которыми в зал не придешь, а тут для них такая великолепная возможность прикоснуться к живой музыке!

На следующий день музыканты сыграли здесь под управлением главного дирижера и художественного руководителя, заслуженного деятеля искусств РФ Олега Зверева и дирижера лауреата всероссийского конкурса Дмитрия Руссу. И теперь каждую субботу с 17.00 до 18.00 до 11 сентября у памятника Марии Александровне Ульяновой с маленьким Володей будет звучать симфоническая музыка. В конце концов, чем мы хуже Европы?!

Беседовала Ирина Морозова. «Ульяновск сегодня», июнь 2016г.


Алиса Гребенщикова: «Взрослым нужны сказки и дети»

28 мая на сцене Ленинского мемориала актриса театра и кино Алиса Гребенщикова (Санкт-Петербург) выступила совместно с Ульяновским государственным академическим симфоническим оркестром «Губернаторский» под управлением дирижера лауреата всероссийского конкурса Дмитрия Руссу. Алиса и музыканты рассказали юным слушателям о приключениях сказочных персонажей Ежика и Медвежонка, их трогательной дружбе, размышлениях, поиске своей мечты.

Моноспектакль по мотивам рассказов Сергея Козлова прошел в рамках VIII Международного фестиваля кино- и телепрограмм для семейного просмотра им. В. Леонтьевой «От всей души» и в рамках Года российского кино.

В день концерта Алиса Борисовна ответила на вопросы пресс-службы Ульяновского Дома музыки.

Алиса, Вы участвовали уже в таких детских проектах, где бы соединялись музыка, художественное слово, игра оркестра?

- Нет. С оркестром я впервые выступаю в этой сказке. До этого было музыкальное сопровождение в записи. У меня есть записанная аудиокнига «Про Ежика и Медвежонка», есть спектакль, который идет в театре «Практика», где звучат эти сказки и идет мультфильм на экране. Этот спектакль мы уже сыграли более ста раз, поэтому, это не разовый опыт, а серьезная большая работа.

- Как Вы относитесь к таким проектам?

- Мне очень нравится, мне очень интересно, это мое. Основная моя работа – это чтецкая. Это то, чем я увлечена больше всего. У меня есть своих два музыкально-поэтических спектакля по произведениям авторов 1960-х годов. Я очень надеюсь вам его привезти. Есть просто сухие литературные работы. Конечно, когда есть музыка, тем более, когда играет оркестр, - это очень интересно, и я бы хотела углубляться, развиваться в этом направлении. Вкусы у детей надо воспитывать.

- Должен ли чтец обладать какими-то особенностями, чтобы обратиться к детям, чтобы они его поняли?

- Самое важное – чтец должен быть искренним, разумным и понимать, что он читает. Потому что если взрослые могут отвлечься на красивый голос, красивую музыку, задуматься, то удержать детское внимание очень и очень сложно. Нужно, чтобы дети понимали, о чем идет речь, чтобы они были включены в процесс, и конечно, дети сами должны быть подготовленными.

Вкус нужно воспитывать у детей с самого раннего детства. Хорошо бы, чтобы этим занимались и в семьях, но не всегда у родителей есть время, возможность, не всегда они сами любят музыку, скажем так. Вкусы у людей разные. Музыкальное воспитание - очень важный фактор; дети много времени проводят в дошкольных учреждениях, в школах, и так как у меня есть свой сын, у друзей есть дети, я вижу, что, как мне кажется, этому уделяется недостаточно внимания и мало любви. Если музыку не любить, то ее сложно понимать. Нужно в детстве полюбить и погрузить в нее, узнавать ее, знакомиться с ней, и тогда она раскроется для всех»,

- Вам комфортно выступать на сцене с музыкантами нашего симфонического оркестра?

- Да, очень. Взаимопонимание есть.

В дальнейших интервью ульяновской прессе Алиса отметила, что взрослым необходимы сказки, так они становятся ближе к своим детям.

«Взрослым необходимо общение с детьми. Дети по-другому видят мир. Это чистота и незамутненность. Я провожу интерактивные программы с детьми, это очень очищает. Сказки - это очень хороший мостик в детский мир, мы как будто приоткрываем дверь в соседнюю комнату... Взрослым нужны сказки и дети», - резюмировала Алиса Гребенщикова.


ТИМОФЕЙ БАРАНОВ. УЛЬЯНОВСКИЙ БАРИТОН В ИТАЛИИ

3 октября Ульяновский государственный духовой губернаторский оркестр «Держава» открыл свой очередной концертный сезон ярким концертом, исполнив классические произведения, старинные вальсы, военные марши, хиты советских композиторов. «Стартовая» программа стала своеобразным дайджестом выступлений всего предстоящего сезона духового оркестра, в котором слушателей ждут встречи с популярной классической, эстрадной, джазовой музыкой.

В качестве солиста на концерт-открытие был приглашен молодой талантливый певец, уроженец Ульяновска Тимофей Баранов (баритон). Перед концертом он рассказал о своем творчестве и планах на будущее пресс-службе Ульяновской филармонии.

- Тимофей, расскажите, как получилось, что Вы стали вокалистом?

- Я родился в Ульяновске, а такую профессию выбрал, потому что мой папа, Вячеслав Баранов, поет, и я с детства слушаю песни и арии из опер. Мелодии великих композиторов навевают воспоминания из моего детства. В 17 лет я поступил в музыкально-педагогический колледж, а затем - в Московский государственный институт музыки им. Шнитке в класс профессора Шадриной Маргариты Васильевны. Там учился 5 лет и после защиты диплома и госэкзаменов уехал на стажировку в Италию в Милан на 1 год для повышения квалификации. Также, я параллельно учился в консерватории в Бергамо у профессора Паоло Романо. Помимо учебы я работал. Я дебютировал в Милане в партии Lautsprecher (в переводе на русский язык означает Громкоговоритель) в опере немецкого композитора, даже больше еврейского, Виктора Ульмана «Император Атлантиды». Участвовал в 2 постановках в Милане. Также выступал на разных площадках страны - и в концертах, и в сборных «солянках».

Имею звание лауреата различных конкурсов. Я занял III место во Флоренции на ежегодном конкурсе молодых оперных певцов ассоциации «Омега». Мне сейчас 26 лет. Для баритона это очень мало, так как голос становится с годами все сильнее и сильнее, мужает, особенно у мужчин. Самые «ранние» – это тенора, у них голос более яркий, раньше пробуждается. А нам приходится ждать, когда мы созреем, в это время нас опережают на конкурсе те, кто просто старше по возрасту. Ничего с этим не поделаешь, это такая школа, которую должен пройти каждый. Также, в России в С.-Петербурге в конкурсе им. Богачевой получил приз «За лучшую интерпретацию образа». В основном, я выступаю в Москве, в С-Петербурге, езжу по разным странам. В Голландии в конкурсе «Perpetuum Mobile» («Перпетуум мобиле» - ред.) - означает как бы «Двигатель музыки» - взял Гран-При и потом выступал в концерте в городе Хильверсум рядом с Амстердамом.

- Интересная жизнь у Вас, насыщенная.

- Да, но нет времени, чтобы заняться чем-то еще. Постоянно учишь партии, готовишь арии, романсы, песни, русские народные песни, итальянские, немецкие… Я считаю, чтобы быть настоящим вокалистом, нужно каждый день заглядывать в ноты и что-то в них находить новое, чтобы развивать себя. Как сказал знаменитый Пласидо Доминго, он до сих пор учится петь, потому что совершенству музыки просто нет.

- В Ульяновске Вы часто выступаете?

- Время от времени, когда папа дает сольные концерты. Если есть свободное время, я приезжаю, и мы с ним даем вместе концерт. Сейчас пригласили на открытие сезона оркестра «Держава» исполнить песни из репертуара Муслима Магомаева и русскую народную песню «Выйду на улицу». Все произведения - знаменитые.

- Да, здесь не подкачать бы. Магомаев тоже в Италии учился…

- Да, он учился в Ла Скала и в Академии. Итальянская школа пения, действительно, другая. Год, что я был на стажировке, мне очень многое дал и очень повысил мой профессиональный уровень. Я считаю так: если ты хочешь петь итальянскую музыку, без того, чтобы пожить на родине и понять сам язык, структуру языка, - без этого не сможешь петь так, как итальянцы чувствуют и слышат. Таково мое мнение и в отношении немецкой и французской музыки.

- И русской?

- Про себя скажу, что я - русский, да, и мне легко петь русскую музыку с точки зрения языка. Но с точки зрения техники русская музыка очень сложна, потому что у нас есть очень много гласных и согласных звуков, которые соприкасаются как-то странно для языка других народов. Если попросить итальянца, немца или француза спеть русскую музыку, он будет очень стараться, но мы все равно услышим, что это как-то странно звучит. И поэтому, чаще всего, иностранцы не поют русскую музыку, потому что сам язык очень сложен, чтобы петь.

- Самому Вам какая музыка и жанры ближе? Опера, песенный жанр?

- Я больше специализируюсь на опере, арии, кантаты. Песни - именно русские песни - как способ выражения. Потому что, чем они хороши? В песнях советских композиторов - Бабаджаняна, Пахмутовой, например, есть чувства, которые, если соединить вместе с академическим голосом, очень красиво выражены. А так, мне ближе русские арии, конечно, Чайковский. Я больше лирический баритон. Есть драматический баритон, который больше «грустит», скажем так. А есть лирический баритон, который грустит по любви (если говорить обобщенно).

- Герой-любовник?

- В основном, любовники, это, конечно, тенора. Но я - лирический баритон.

- Ваше сердце свободно?

- Мое сердце уже занято. У меня есть невеста.

- Собираетесь в ближайшее время оформить брак или нет?

- Да.

- Это не будет мешать гастролям? Невеста тоже человек искусства?

- В какой-то степени, да, она – дизайнер. Ее работа состоит в том, что она придумывает, и не важно, в каком месте она будет придумывать. Она также училась в Милане в Италии как дизайнер. Совершенно свободно мы можем путешествовать вместе, не отвлекая от работы и меня, и ее.

- Вы участвуете в открытии сезона Ульяновского духового оркестра «Держава». Какие чувства испытываете? Рады выступить на сцене родного города?

- Это мое первое выступление с оркестром в Ульяновске. Я очень рад, что меня попросили приехать. Я сразу согласился. Это моя родина, мне здесь приятно находиться. Теперь редко получается приехать в свой родной край. Сейчас я - свободный художник, у меня есть агент в Италии, который мне дает возможность прослушивания или участия в операх. Так устроен оперный мир, что дают партию сейчас, а поешь ты ее не только через несколько месяцев, а даже, бывает, и через год. Конечно, нужно время, чтобы сыграться с оркестром, вжиться в роль.

- Языками владеете?

- Владею итальянским, сейчас учу английский язык, так как без него никуда не пойдешь. Хотя, я был в Австрии на конкурсе, в нем участвовали представители разных национальностей, я увидел, что многие знают итальянский язык, потому что это язык оперы. Больше всего опер написано именно на итальянском языке, и поэтому уважающий себя вокалист обязан знать итальянский язык.

- Инициатива поездок, выступлений от Вас идет или от агента?

- От нас обоих. Он мне предлагает, я думаю, устраивает меня или нет. Пока что все время «да». Когда я вижу какие-то проекты, я сам на них выхожу, мы связываемся и сотрудничаем.


Солдат джаза Вадим Эйленкриг. Best Off

В сентябре в Ульяновской филармонии прошел концерт яркого музыканта, джаз-мена, автора и участника многих интересных музыкальных проектов, участника мировых джазовых концертов и фестивалей Вадима Эйленкрига и его квартета. Концерт прошел с большим успехом, аншлагом. Музыканты с первых нот увлекли публику в поток музыкальной энергии и света, непринужденного общения и позитива на высокой ноте. Это первое выступление музыкантов в нашем городе, «тест-драйв» прошел на «Ура!».

Перед концертом, на сцене филармонии, Вадим Эйленкриг дал интервью ульяновской прессе и пресс-службе Ульяновского Дома музыки, отвечая на вопросы прямо и открыто, но с лукавой искоркой в глазах.

- Вадим, расскажите о том, какой будет концерт, что Вы сегодня сыграете для ульяновских слушателей?

- Концерт ожидается хорошим, потому что артист не должен играть плохих концертов вообще. Это первый концерт моего квартета на сцене Ульяновской филармонии, поэтому мы решили взять не тематическую программу, а просто сыграть best off - все самое лучшее из наших программ разных лет.

- Какой музыкальный проект Вы ведете сейчас?

- В октябре у нас состоится грандиозный концерт в Светлановском зале Дома музыки. Это прекрасный, престижный зал, лучший зал России, 1600 мест. Концерт посвящен Луи Армстронгу. Мне всегда была интересна личность этого джазового музыканта, потому что, больше, чем он, сделать в плане популяризации джаза и технического развития музыкального материала, пожалуй, невозможно. Мне всегда было приятно говорить про великого маэстро, поэтому тот концерт будет посвящен его творчеству.

- Какие критерии предъявляете к выбору репертуара?

- Это абсолютно мое видение. Я считаю, что настоящий артист, помимо того, что он музыкант, должен быть продюсером. Продюсер, это совсем не тот человек, который вкладывает деньги, а человек, который отвечает за продукт. Продукт – это настоящие музыканты, каждый из них – звезда. За продукт сегодняшнего концерта отвечаю лично я. Я, даже несмотря на возможные споры, настоял на этом репертуаре, и я его выстроил. Любая программа выстраивается драматургически, поэтому мое «самодурство» и является основным двигателем выбора сегодняшней программы.

- То есть, зависит от Вашего настроения, от погоды?..

- Ну, вот от того, с какой стороны кровати я встал, это абсолютно точно.

- Коллеги соглашаются с вашим «самодурством»?

- Они спорят, я же «самодур» до определенной степени. Просто надо понимать, что лидер – это человек, который в определенный момент берет на себя ответственность, ведь начать концерт можно с любой композиции, но потом надо как-то все развивать, и у каждого музыканта свое видение. И вот на одних артистов люди ходят, а на других нет. И часто это бывает не только по тому, как кто играет, или как кто себя ведет, а еще и потому, насколько правильно собрана драматургия программы. Это большая ответственность, потому что не получилось, - значит, сам дурак.

- А кто для Вас является кумиром из джаза, на ком Вы учились, так сказать?

- Я вообще не люблю слово «кумир». Хотя, наверное, для меня таковыми являются два человека (это не кумиры, не боги, но, во всяком случае, очень близко к этому) - это Рэнди Брэйкер и Уинстон Морсалес. У меня есть фотография, где мы стоим втроем, я их отечески обнимаю за плечи. Это моя самая любимая фотография в жизни.

Вообще, их столько - людей, которые знаковые, которых можно слушать, которыми можно восхищаться! Но самое главное, что я понял: когда они были богами для меня, кумирами, и по сравнению с настоящим моментом, когда они стали моими просто старшими товарищами, - это то, что они очень талантливые, очень работоспособные люди, которые потратили на это всю жизнь, но это люди, к которым возможно приблизиться.

- Что чувствуете, когда выходите на сцену? Драйв, любовь к себе, к зрителям?

- Вы знаете, почему-то меня часто обвиняют в излишней любви к себе, но это не правда. Я смотрюсь в зеркало не потому, что я нравлюсь себе, а потому что я себе не нравлюсь, думаю: «Что-то еще надо поменять». И то же самое, человек, который выходит на сцену… Понимаете, музыка очень тонкое искусство, и то, что человек искренне выносит в зал, это всегда приветствуется. Надо быть очень поверхностным, чтобы не понять: есть глубина за артистом или нет. Музыка более абстрактное искусство. В драматическом искусстве актеров проще вывести «на чистую воду». Музыка более абстрактна, но все равно всегда чувствуешь, есть глубина, искренность у этого человека или это просто наносное. Самое ужасное, что можно нести со сцены, - это желание заработать побольше денег, желание быть чуть больше популярным, желание просто покрасоваться. На мой взгляд, это чудовищно.

- Что объединяет ваш коллектив, какое-то жизненное кредо может быть, музыкальное?

- Наш коллектив объединяет, прежде всего, глубокая взаимная симпатия, потому что игра вместе, особенно не по нотам, как в джазе, требует правильной любви к друг другу. Если ты человека не любишь, если тебя от него колотит, как бы хорошо он не играл, я не могу пробыть с ним на сцене больше, чем полконцерта. Я могу даже первые полконцерта получить удовольствие от его игры, но меня начинает колотить. Но таких людей, практически, нет, к счастью, потому что джазовый музыкант всегда может согласиться или не согласиться, с кем играть, а с кем нет. Есть люди, которых мы вообще из жизни исключаем, не только из музыки.

- Как оцениваете сегодняшнюю джазовую культуру в России, российских джазовых исполнителей, провинциальный джаз?

- Я не понимаю понятия «провинциальный джаз». Есть замечательный проект «Джазовая провинция». Мне кажется, в этом у Мицкевича много кокетства: назвали «Джазовая провинция», но это абсолютно не провинциальный проект. Это международный серьезный проект. Что касается людей, то интерес к джазу есть. Я очень благодарен телеканалу Россия-Культура, что показали и повторили несколько раз проект «Большой джаз». Мне кажется, очень много зависит от нас, от «солдат» джаза. Потому что если мы делаем все хорошо, искренне, придут на всех нас. А если приедут люди и сделают что-то не так, то не придут даже на хороших музыкантов. Поэтому я считаю, что каждый из нас находится на передовой и должен биться за внимание публики, потому что, к сожалению, у нас не так много телевидения, у нас не так много радио, не так доступны, как многим другим жанрам. Но мы должны достучаться, потому что музыку не надо понимать, ее надо чувствовать.

- А как Ваш квартет образовался?

- Из квинтета. У меня сначала был квинтет, а потом одного человека мы уволили и получился... Шучу, конечно. Квинтет – это моя самая любимая форма, которая вообще только может быть в джазе – саксофон труба и ритм-секция, но так как мы уже много лет так играем, мне, почему то, захотелось немножко «подышать» и поиграть без саксофона. Но это не значит, что я не люблю саксофон, или не люблю своего близкого друга Дмитрия Моськина, с которым мы начали играть в квинтете, просто в какой-то момент мне захотелось воздуха.

- А сами Вы сочиняете?

-Я сочиняю, но я себя не называю композитором.

- Вы исполняете свои сочинения?

- Не сегодня. Но вот на пластинках, которые сегодня продаются, мое произведение есть. Я ужасно не люблю, когда человек сделал одну аранжировку, написал две какие-то вещи, похожие на все остальное, и вдруг он уже композитор. Я очень многое пробую, но очень критично к себе отношусь. Наверное, когда-нибудь, я чуть расслаблюсь…


Дарья Рубцова: «Русская песня – это уникальная субстанция»

27 сентября в филармонии открылся сезон русского оркестра 2015-2016 г.г.

Ульяновский государственный оркестр русских народных инструментов под управлением заслуженного артиста России Евгения Федорова выступил совместно с солисткой оркестра им. Н.П.Осипова, исполнительницей народных песен, славянского фолка Дарьей Рубцовой.

Ульяновские слушатели восприняли первый в Ульяновске концерт Дарьи на «Ура!». Не влюбиться в эту молодую, очаровательную, талантливейшую певицу было не возможно, настолько искреннее она пела.

На репетиции Дарья Рубцова дала интервью пресс-службе филармонии и ульяновскому телевидению.

- Дарья, Ваши песни приятно слушать, они не просто «пропеваются», а именно «проживаются» на сцене, создается конкретный, ощутимый образ.

- Это отрадно. Вчера как раз в Самаре прошел концерт, был полный зал, потрясающе так все прошло!

- Какие песни Вы привезли для ульяновских слушателей, почему выбрали именно их, чем они Вам ближе?

- Я привезла русские народные песни, украинскую задорную песню, обработки советских композиторов (Пономаренко, Шендырева), популярные песни, такие, как «Я лечу над Россией», «Мы на лодочке катались».

Мне очень приятно, что я исполняю в этом концерте две обработки классических композиторов: Сергея Рахманинова и Сергея Прокофьева «Белелицы, румяницы вы мои» и «Катерина». Все привыкли слышать эти вещи в исполнении академических певцов. Я рискнула, и вы услышите в их в исполнении народного голоса. Это интересная интерпретация, я думаю, что ульяновский зритель ее оценит. Будет замечательная популярная песня «Я лечу над Россией», которую впервые исполнила Людмила Зыкина. Конечно, это все из репертуара оркестра им. Н.П.Осипова, где я являюсь солисткой. Именно сейчас народная музыка набирает большую популярность, потому что это, в принципе, всегда нужно, но сегодня это наиболее актуально.

- Почему актуально? Чем русская музыка, русские песни так хороши?

- Как ни странно, наши русские песни очень любят за границей. Там это ценят, почему-то, больше, чем мы. Хочется задать вопрос, - почему? На самом деле, русская народная песня - это уникальная субстанция, недооцененная, к сожалению. За последние двадцать лет она была истреблена, потому что молодежь воспитывалась на других песнях, в другом стиле. К сожалению, мы теряем поколение молодых людей, которые знают наши русские народные песни. Это на самом деле трагично, потому что это наша культура – наша история, причем, история очень богатая, мощная, и если мы этого не будем знать, то у нас не будет будущего. Поэтому это так важно сегодня.

- Как получилось, что Вас пригласили в оркестр Осипова?

- Наверное, вытащила счастливый билет. Я училась в Астраханской консерватории, отправила видео в интернет. Волею судеб так получилось, меня увидели на одном концерте на видео, с тех пор я стала сотрудничать с оркестром активно. Конечно, «осиповский» оркестр имеет огромный успех, и мне бы очень хотелось, чтобы в регионах оркестры тоже возрождались, потому что Николай Калинин (народный артист РСФСР, художественный руководитель и главный дирижер Национального академического оркестра народных инструментов России им. Н.П.Осипова в 1979-2004гг. – ред.), в свое время, создавал эти оркестры, внес очень большой вклад в русскую народную музыку, и сегодня, зачастую, наблюдается запустение в оркестрах. Может быть, руководители, администрация не очень обращают внимание на народные оркестры. Это очень плохо, потому что у нас замечательные музыканты, которые играют на домре, на балалайке. Это уникально, поверьте. Я нисколько не умаляю «способности» скрипки, но балалайка – это уникально; такого нет нигде в мире, чтобы был оркестр народных инструментов, это есть только у нас. Я просто призываю жителей России к тому, чтобы увлеклись этой музыкой, этой глубиной, красотой. Оркестр им. Н.П.Осипова сегодня - один из самых популярных коллективов во всем мире, действительно, визитная карточка страны, огромный репертуар, потрясающие музыканты, состав 70 человек. Я бы сказала, великий оркестр. Хотелось, чтобы в регионах оркестры тоже возрождались и имели большую популярность.

- Вы с ульяновским оркестром уже репетировали. Какие впечатления?

- Честно говоря, я удивлена, настолько все гладко, дирижер и оркестр меня прекрасно понимают, слышат. Профессиональные музыканты, великолепный оркестр. Мне очень жалко, что этот оркестр не гастролирует по стране, по миру. Наверное, есть какие-то причины, по которым этого не случается, но я желаю Ульяновскому оркестру народных инструментов успехов, больших творческих планов, гастролей, всего самого хорошего дирижеру и всем, кто занимается этим оркестром.

- Концерт в Ульяновске посвящен к 130-летию со дня первого выступления В.В.Андреева на новой усовершенствованной балалайке.

- Да, когда-то, Андреев увлекся этим. Он пришел к скрипачу-мастеру, чтобы тот ему сделал балалайку. Мастер не воспринял это серьезно и указал на то, что это просто сельский инструмент. Но Андреев не сдавался, усовершенствовал и домру, и балалайку, и поехал с великорусским оркестром 95 лет назад во Францию на выставку и взял самую высшую награду. Там это было оценено, а здесь нет.

- Мы, наверное, просто привыкли.

- У нас с петровских времен, почему-то, так заведено, что мы все время смотрим «туда», «там» лучше. А почему? Я вам больше скажу, у нас намного лучше. У нас музыка намного глубже. Русская народная песня - это не «Калинка» с «Валенками», хотя это тоже хорошо. Я езжу по экспедициям (часто это моя личная инициатива), собираю песни от бабушек. Вы не представляете, как они поют! Когда они садятся на пятиголосие, - это такие тексты, такая музыка – просто мурашки по коже! Уникально, что у них нет музыкального образования, но они остаются в тональности, настолько идеально с музыкальной точки зрения. Как?! И если сравнивать это с теми же мадригалами европейскими или с каким-то хоровым исполнением, - мы не хуже, может, даже лучше. Я говорю вам это, как музыкант, профессионал, как человек образованный. Я могу сравнить. Это на самом деле недооцененный огромный багаж. Я своим творчеством призываю людей обратиться к этому наследию. Подумаем, что все у нас получится.

- Вы поете в жанре «народное пение», но имеете академическое образование. Почему так получилось?

- Я совмещаю академическую музыку и народную музыку, в тандеме это дает уникальный результат. Почему у нас, зачастую, не обращают на это внимание? Что касается вокальной народной школы, то у нас, я бы сказала, нет единой системы. Мешко когда-то дала старт развитию системы, каких-то методических моментов именно народного сольного исполнения, и все это опять утихло. Я закончила Астраханскую консерваторию у академиста, потому что я не смогла найти того, кто мог бы меня понять, кого я бы могла понять. Синтез академизма и фольклора дает что-то интересное, обогащает друг друга.


МИРОСЛАВ КУЛТЫШЕВ ВПЕРВЫЕ ВЫСТУПИЛ В УЛЬЯНОВСКЕ

26 сентября в Большом зале Ленинского мемориала Ульяновский государственный академический симфонический оркестр «Губернаторский» под управлением заслуженного деятеля искусств России Олега Зверева открыл 72-й концертный сезон Ульяновского Дома музыки.

В программе прозвучали сочинения двух величайших представителей русской и мировой музыкальной классики – Концерт №3 Рахманинова и Симфония №6 Чайковского. Выбор композиторов не случаен – в этом году мы отмечаем 175 лет со дня рождения Петра Ильича Чайковского, который, в свое время, принял участие в судьбе Сергея Рахманинова. Петр Ильич высоко оценил талант юноши и оказывал молодому композитору поддержку в продвижении его сочинений к изданию и публичному исполнению. Двух музыкантов роднила общность интересов, общность духа. В 30-е годы прошлого столетия в США Рахманинов вспоминал о своем наставнике: "Когда я был в Москве с Чайковским, я думал о нем как о божестве. Я и теперь думаю также".

Концерт для фортепиано с оркестром № 3, d-moll Сергея Рахманинова исполнил солист – лауреат международных конкурсов Мирослав Култышев. Молодой известный пианист из Санкт-Петербурга завоевал ульяновскую публику с первых звуков. Казалось, что эти звуки рождались от малейшего прикосновения пальцев музыканта к клавишам и легко парили в воздухе, создавая ощущение неповторимого очарования русской классической музыкой.

Сам Мирослав характеризует свой стиль игры, как искренний, эмоциональный и чувственный. Восторженные овации благодарной публики подтвердили мнение музыканта.

Перед концертом Мирослав принял участие в пресс-конференции, посвященной открытию концертного сезона Ульяновского Дома музыки. Он поблагодарил за приглашение Ульяновскую филармонию и рассказал о своих впечатлениях от нашего города.

«Я бы хотел поблагодарить директора филармонии за приглашение в ваш замечательный город, в котором я буду играть в первый раз. За все теплые слова - огромное спасибо маэстро Олегу Евгеньевичу, с которым мы лично познакомились только вчера, но с которым сразу нашли какой-то замечательный «музыкантский» и «человеческий» общий язык. Мне близко то, как он чувствует музыку, и поэтому, я тоже с большим нетерпением жду завтрашнего концерта.

Что касается Третьего концерта Рахманинова, то все уже сказано, что можно сказать словами. Это, действительно, вершина фортепианной музыки, купол рахманиновского творчества, самый, на мой взгляд, или один из самых сложных фортепианных концертов, который может являться одним из звуковых символов России, потому что по укорененности в русской традиции, в русской культуре, Рахманинов и Чайковский равных себе не знают.

Шестая симфония Чайковского моим является одним из самых любимых произведений, хотя для публики неподготовленной, она может показаться не самой легкой.

Я слышал, что Ульяновск – такой крупный музыкальный центр. Это правда, не дежурный комплимент. Оркестр - совершенно замечательный, причем, все его группы – и струнная, и духовая – высочайшего уровня. Могу сказать, что существуют достаточно знаменитые оркестры, которые представляют определенную проблему исполнения этого концерта. Огромный зал не прост в смысле его размеров, который нужно заполнить публикой, звуком, но нет сомнений, что концерт вызывает интерес публики. Прекрасный инструмент (Култышев играл на недавно приобретенном рояле фирмы STEINWEY – ред.). Это большое событие – открытие сезона и исполнение сочинений таких крупных, значимых авторов», - рассказал известный пианист Мирослав Култышев.


Николай Степанов: «Испытываю к Ульяновскому народному оркестру самые теплые чувства»

12 и 13 сентября в Ульяновский регион принял замечательных гостей – талантливых музыкантов Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» (Москва) под управлением заслуженного артиста России Николая Степанова и солистов - Народного артиста РФ Василия Овсянникова и лауреата международных и всероссийских конкурсов Светлану Абзалову. Артисты выступили совместно с Ульяновским государственным оркестром русских народных инструментов (художественный руководитель и главный дирижер - заслуженный артист России Евгений Фёдоров), дирижер – лауреат международного и всероссийского конкурсов Дмитрий Орлов.

12 сентября московские артисты дали два концерта, один из них – в Барыше. Можно сказать, что концерт прошел триумфально: в районах столичные музыканты-классики, по-прежнему, редкость, и барышская публика соскучилась по хорошей музыке и профессиональному исполнению. В Ульяновске совместный концерт двух оркестров стал логическим завершением V Международного культурного форума «Креативный регион – сильная страна».

Гастроли в Ульяновском регионе стали возможным благодаря поддержке Министерства культуры Российской Федерации в рамках федеральной целевой программы "Культура России".

Звучал Шостакович. Необычно, внезапно – в сочетании скрипок, виолончелей с балалайками и домрами, но все равно – завораживает, впечатляет, приятно поражает.

«Легкая» музыка Дмитрия Шостаковича была представлена фрагментами из кинофильмов, балетных и джазовых сюит, музыкальной комедии «Москва-Черемушки», а также, вокальных циклов на слова Саши Черного.

После концерта в БЗЛМ Николай Степанов дал интервью пресс-службе филармонии и корреспонденту портала www.mosaica.ru.

- Николай Николаевич, скажите, как прошел концерт в Барыше?

- Барышская публика нас очень хорошо принимала, директор Дома культуры горячо благодарил. Я даже не ожидал. Думал сыграть несколько произведений Шостаковича, а затем - более легкую музыку эстрадно-джазового направления. В ходе концерта почувствовал, что к музыке Шостаковича слушатели проявляют неподдельный интерес, поэтому, практически, вся программа была составлена из его сочинений. Люди соскучились по хорошей музыке, по хорошему исполнению, им этого не хватает. Такая ситуация не только в ульяновском регионе.

Однажды я со Смоленским оркестром приезжал в Вязьму, когда город отмечал свое 1150-летие. Концерт был посвящен ветеранам. Слушатели благодарили, плакали, говорили, что к ним редко кто приезжает из музыкантов: иногда бизнесмены проплачивают выступления эстрадных артистов, а классическое искусство мало представлено.

У нас не было своего автобуса, на гастролях приходилось использовать наемный транспорт, поэтому, поездки становились в минус. Хорошая идея с ФЦП (федеральная целевая программа – ред.), когда музыкантам оказывают финансовую поддержку на организацию гастрольных выступлений.

- Как здорово слились на выступлении два оркестра!

- Да, идея совместного выступления возникла давно. Я работал уже с ульяновским оркестром народных инструментов, и я очень хотел, чтобы ребята получили новый материал. Они очень талантливые, благодарные, подвижные, очень хотят работать. Хотелось, чтобы они влились в такую команду, где хороший объем музыки. К сегодняшнему концерту у нас с ними, практически, не было репетиций. При подготовке к концерту Дмитрий Орлов (дирижер УГОРНИ – ред.) работал один, я ему высылал ноты. Усиленных репетиций не было, перед концертом в БЗЛМ мы просто «пролистали» программу по-быстрому. Концерт удался, потому что музыканты хваткие, профессионалы. Дима (Орлов) молодец: по моей просьбе продирижировал совместным оркестром - спокойно, профессионально, музыканты сыграли, как положено.

- Для портала «Главные новости Ульяновска». Каковы Ваши впечатления от концерта, от зрителей, атмосферы?

- Я хотел поздравить всех ульяновцев с Днем города. И просто жителей, и творческих работников, и приезжих гостей, потому что День города – это приятный праздник для всех, нейтральный, не политизированный. Правда, в этом году он совпал с выборами, но это не страшно. Мне довелось в марте приехать в Ульяновск по приглашению директора филармонии Лидии Геннадьевны и выступить с вашим народным оркестром. Было несколько репетиций. Выступали в Цильне, Ульяновске и Казани. Это были незабываемые концерты для меня и для музыкантов. Я с ними познакомился, увидел, как у них глаза блестели от желания вместе играть, как они быстро, в темпе работали. Мы немного пообщались после концерта, оркестранты сказали, что хотелось бы еще повторить. И сегодня мы повторили в новом качестве, в новом формате. Сами взаимоотношения и конечный результат – все лучше и лучше. Прозвучавшая сегодня программа Шостаковича в исполнении концертного оркестра «Боян» и УГОРНИ - это новый репертуарный материал для народного оркестра. Сейчас этого материала ни у кого нет – только у них и у меня. Я занимался аранжировками.

Очень приятно, что оркестр «Боян» приехал с солистами, один из них - Василий Овсянников - у вас завсегдатай. Еще мы открыли для вас «звездочку» - Светлану Абзалову, это очень талантливая певица.

Хотелось бы приезжать чаще. У меня есть интересные предложения по симфоническим программам, по солистам. Будем думать, как их реализовать. Это зависит не только от нас, но и от определенной поддержки, если ее нет, то ничего нет. Мы будем открывать новые горизонты, делать новые программы, чтобы себя радовать, а то конец 2015 года какой-то грустный. Только мы можем «расшевелить», через творчество.

- С каким чувством Вы выходите к оркестру? Музыканты говорят, что от Вас просто бьет энергетика. Сгусток энергии чувствуете внутри?

- Не знаю…(улыбается). Я очень благодарен, я люблю музыкантов, прихожу к ним, как на свидание. У меня есть опыт работы, мне хочется все отдать, хотя бы по частям, потихонечку. Самое главное, что музыканты хотят взаимодействовать. Бывает, что приходишь, - не важно, кто ты и что, взаимодействия, взаимопонимания нет, а время идет. А здесь (в Ульяновском оркестре народных инструментов – ред.) все впритык, глаза горят - мне приятно, мне тоже хочется адекватно ответить. Поэтому, испытываю самые теплые чувства.

________


Адель Аскарова: «Приятно дарить людям радость, энергетику»

В августе на сцене Ульяновской филармонии состоялся концерт замечательной московской органистки, лауреата всероссийских и международных конкурсов Адели Аскаровой.

Адель исполнила произведения композиторов XVII-XX веков. Любители оранной музыки были поражены профессиональным мастерством молодой исполнительницы.

Послушав концерт, понимаешь, что звания лауреата дается не просто так. Не смотря на внешнюю хрупкость, Адель продемонстрировала высокую технику и уверенное владение инструментом (хотя играла на ульяновском органе впервые) и заслужила одобрение старейшего органиста нашего города, заслуженного артиста России Александра Титова, обычно, скупого на похвалы.

Каждый орган, считают музыканты, как живой человек, имеет свои особенности. Его нужно понять, найти с ним «общий язык», подстроиться. Можно сказать, что у Адели это получилось. И слушатели, и исполнитель остались довольны концертом.

Перед выступлением Адель Аскарова рассказала немного о себе.

- Адель, как и когда Вы поняли, что хотите заниматься музыкой?

- Я родилась в музыкальной семье, моя сестра - профессиональная пианистка, она сейчас живет за границей, гастролирует. Собственно, выбора у меня не было, мое детство прошло за кулисами, мне это настолько близко, что я не выбирала, куда мне пойти, это было «мое».

- Вы сначала играли на фортепиано, потом услышали орган и поняли, что хотите заниматься этим видом искусства. Что это были за звуки, что вы почувствовали?

- Это произошло на гастролях в Чехии, мы были там с сестрой (я в то время еще была пианисткой). Между концертами нас водили на экскурсии в различные храмы. Зайдя в один из них, мы попали на мессу. Услышав звуки органа я, конечно, влюбилась в его звучание и решила заниматься только этим инструментом.

- Как вы настраиваетесь на концерт? Есть ли какие-то особые психологические приемы?

- Конечно, я волнуюсь. Но это не волнение-страх. Это, скорее, ожидание какого-то чуда, чего-то необычного. Общение со зрителем всегда очень приятно: дарить энергетику, дарить радость зрителям. Перед концертом стараюсь сосредоточиться.

- О чем думаете, когда играете?

- Конечно, о произведении. Самое главное – настроиться, подумать, о чем ты будешь «рассказывать» слушателям. Каждое произведение о чем-то повествует.

- Вы сидите к зрительному залу спиной. Что ощущаете?

- Все равно чувствуется, по энергетике зала - это все передается. Не обязательно иметь контакт со зрителями «глаза в глаза». Слышно, как зал реагирует, наступает такая тишина гробовая...

Сегодня я представляю программу «От барокко до модерна». В нее включены произведения Букстехуде, Баха, французских композиторов-романтиков, а также современные пьесы русского композитора Валерия Кикты и французского композитора-модерниста Тьерри Эскеша, композитора XX века Оливье Мессиана.

- Как Вы считаете, достаточно ли только таланта, чтобы добиться успеха?

- Я считаю, что нужно работать, всегда работать над собой, не принимать во внимание, есть у тебя талант, или нет. Конечно, все-таки, мне повезло в некоторой степени, но все равно, прежде всего - это работа.

- То есть, талант – это работа?

- Да.

- Как достичь мастерства?

- Нужно заниматься. Это, прежде всего, практика. Больше играть концертов, больше выступать, больше заниматься.

- Каковы планы в ближайший месяц-два?

- Сейчас мы готовим проект «Россия молодая». Этот проект будет осуществлен в Москве, и ближайший концерт будет для 4 органов в соборе.

- С кем готовите проект?

- Это ученики Алексея Александровича Паршина – заслуженного деятеля искусств России, заслуженного артиста России, у которого я училась и с которым сейчас работаю (я преподаю орган в музыкальной школе). Мы готовим все вместе.

- Какая эпоха в музыке вам ближе: барокко или модерн?

- Ближе мне музыка та, которую я играю в данный момент. И модерн, и барокко одинаково люблю.

______

Личное знакомство Аскаровой с композиторами Валерием Киктой и Тьерри Эскешем дает возможность Адели активнее использовать их произведения и знакомить публику с образцами современной органной музыки. Произведение Evocation II Тьерри Эскеша прозвучало в Ульяновске впервые, и было по достоинству оценено ульяновской публикой.


НИКОЛАЙ БУЛАТОВ: ЧЕЛОВЕК-ДУША

6 июня музыкальная общественность Ульяновска, поклонники духовой музыки отметили юбилей Заслуженного артиста России, Почётного гражданина Ульяновска, создателя и бессменного руководителя Ульяновского государственного духового оркестра «Держава» Николая Булатова.

В адрес юбиляра прозвучало много теплых слов и поздравлений от Министерства искусства и культурной политики Ульяновской области, от руководства города Ульяновска и областной филармонии, от коллег и почитателей его таланта.

Поздравить не просто дирижера, но и своего замечательного друга приехали музыканты из Москвы, Волгограда, Самары. Они подарили ему свое творчество, свою музыку: передали партитуры своих произведений, выступили за дирижерским пультом на концерте, исполнили зажигательный джаз. В гримерке, в ожидании выхода на сцену, испытанные друзья и соратники Николая Булатова поделились впечатлениями о творческом вечере и рассказали о своем знакомстве и сотрудничестве с юбиляром пресс-службе Дома музыки.

Николай Александрович Лысюк, дирижер муниципального Сызранского духового оркестра.

- С Николаем Антоновичем мы знаем друг друга очень давно, примерно, с 1998 года. Раньше он с оркестром к нам постоянно приезжал на международный фестиваль «Серебряные трубы Поволжья», там мы и познакомились. Несколько раз наш коллектив выступал в вашем городе. У нас с ним давняя дружба, и поэтому, я очень рад присутствовать на его творческом юбилейном вечере. Мы часто обмениваемся музыкальными материалами, партитурами, нотами.

Какие пожелания юбиляру? Он еще мальчик! Ему еще работать и работать! В нем столько энергии, столько сил, - такое ощущение, что он только начинает. И я надеюсь, он будет продолжать и дальше работать, и у него еще все впереди. Я бы сказал, что от него можно питаться энергией!

Владимир Алексеевич Хохлов, преподаватель школы искусств Тольяттинской консерватории.

- Мы приехали отметить знаменательные дни и поздравить с праздником, с творческим вечером Николая Антоновича. Я рад, что с ним познакомился, - это знаменательный человек. Я про него много слышал, когда служил в армии, когда был еще военным дирижером. Его оркестр был одним из лучших в Приволжском военном округе, и сейчас является в Поволжье одним из первых, одним из лучших духовых оркестров. Очень приятно, что есть такие люди, которые поддерживают творчество духовых инструментов. Хочется пожелать, чтобы и дальше Николай Антонович и оркестр «Держава» продолжали свою успешную деятельность в популяризации духовой музыки.

Вениамин Вениаминович Мясоедов, заслуженный артист России, Москва.

- Мы с Николаем Булатовым заканчивали одно учебное заведение. Я бы сказал, что все, кто его заканчивают, объединены общей идеей, одним настроением и душой. С самим Николаем Антоновичем мы познакомились давно, когда мне от него поступило предложение выступить в сольном концерте с удивительным коллективом – оркестром «Держава». Это было около десяти лет назад. Но не это самое главное. Самое главное, что нас объединяет Музыка. Вы знаете, сейчас не так уж много духовых оркестров. И если говорить о духовом оркестре вообще, то это - уникальный коллектив. Потому что не симфонический, ни какой-то другой оркестр, не заставишь играть в окопе или в другой какой-либо сложной ситуации. А духовой оркестр, образно говоря, свою жизнь проходит, начиная от бани и кончая Красной площадью. Играют в горящих точках; во время войны на вокзалах, в окопах играли, поднимали боевой дух. В этом году мы отмечаем 70-летие Победы, поэтому, нельзя не вспомнить легендарный «Марш славянки» Агапкина, который был написан именно для духового оркестра. Этот марш сейчас признан лучшим перронным маршем в мире.

А Николай Антонович Булатов – удивительный человек. Если меня спросят: «Как выглядит душа?», я скажу: «Посмотрите на этого необыкновенного человека». Он талантливейший. Вы знаете, очень сложно создать оркестр, но еще сложнее удержать его. И, слава Богу, Булатову это удается. И еще одна мысль родилась: дирижеров хороших много, а создать творческую атмосферу в коллективе может не каждый. Николай Антонович это смог. И в этом его преимущество и достоинство.

Марк Львович Коган, художественный руководитель и главный дирижер Самарского концертного духового оркестра.

- Я не первый раз приезжаю и работаю с ульяновским духовым губернаторским оркестром «Держава». Должен сказать, что Николай Антонович сделал большое дело: буквально с пустого места «поднял» оркестр, организовал замечательных музыкантов и вырастил этот коллектив. Я вижу, что его труд увенчался несомненным успехом. Я посмотрел библиотеку и позавидовал белой завистью. Когда-то, много лет назад, он приезжал к нам в Самару и спрашивал, как оформлять документы, какой Устав и т.д. Я ему помогал, чем мог. И он меня «обскакал», по крайней мере, по библиотеке, по репертуару, по количеству концертов - он уже обошел Самару; стал Почетным гражданином Ульяновска. Не многие города могут похвастаться тем, что их Почетным гражданином является музыкант, дирижер оркестра. Причем, это оркестр - наиболее демократичной, популярной по жанру духовой музыки. То, что город и его жители оценили своего музыканта и дирижера, мне чертовски приятно. Я завидую Симбирску: у него замечательный оркестр и чудный дирижер - Николай Антонович Булатов.

Уманец Анатолий Федорович, заслуженный деятель искусств России, Москва.

- Николай Антонович – великий подвижник духовой музыки. Он, можно сказать, посвятил всю свою жизнь деятельности духовых оркестров и развитию духовой музыки. Я считаю это очень важным в наше время, когда появилось очень много духовых оркестров, а репертуара не хватает.

Он является одним их таких руководителей, которые развивают духовую музыку в нужном направлении, играя самые разнообразные сочинения: от превосходной классики до всевозможных джазовых композиций. Я с ним познакомился благодаря тому, что сам пишу музыку.

Он нашел возможным вспомнить мою фамилию через много десятилетий; вытащил из Москвы по телефону, предложил сыграть все, что я посчитаю нужным, с его оркестром. Я, не зная оркестра, ситуации, сразу согласился, без вопросов и разговоров, тем более, что мне предоставили возможность все выбрать самому. Я привез на два отделения программу, которую мы сыграли с огромным успехом. Получается, сегодня я опять приехал на его юбилей. Это знак того, что мы не только подружились, но и породнились творчески, поэтому я здесь не случайно вновь со своей музыкой и своими аранжировками.

Много произведений я передал оркестру. Еще много в запасниках лежит из того, что я передам в ближайшее время, чтобы коллектив играл. Я сейчас преподаю, немного отошел от «оркестровых дел». Хотя, как отошел? Я - профессор Московского государственного института культуры, воспитываю дирижеров гражданский духовых оркестров. Высвобождаются свои партитуры, которые хочется, чтобы оркестр исполнял. Поэтому, я думаю, наша дружба с этим коллективом будет продолжаться. Я рад, что меня помнят, это добрый знак.

Николаю Антоновичу желаю, чтобы он не болел, чтобы еще долго-долго дирижировал, собирал эту прекрасную компанию. Сегодняшний концерт - это и юбилей, и, своего рода, фестиваль разной музыки, именно разных стилевых направлений. И все это уживается в одном человеке, благодаря которому мы все здесь собрались. Это интересно. Я ему желаю доброго здоровья, благополучия; у него прекрасная семья, с которой я уже знаком, и сам он - прекрасный человек. Я ему очень благодарен, что он нашел возможность вспомнить обо мне и как-то расшевелил, напомнил о том, что я тоже дирижер, заставил выйти на пульт работать с его оркестром.

Однажды я приезжал в Ульяновск на гастроли выступать с оркестром Булатова. Это было два года назад на фестивале «Мир, Эпоха, Имена…». Концерт в двух отделениях подготовили буквально за неделю. Это говорит о высоком профессионализме духового оркестра. Духовой оркестр обычно долго разучивает партитуры. Оркестр «Держава» небольшой, но мобильный. Музыканты «читают» и «играют по руке» хорошо. Поэтому, репетиции сокращаются, мы сделали два отделения буквально за 5 дней. Прекрасная работа. Я этим горжусь, и с тех пор мы дружим.

Воронов Анатолий Николаевич, заслуженный деятель искусств России, художественный руководитель Combo-jazz-bend, лауреат государственной премии и джазовых фестивалей, Волгоград.

- Наше знакомство с Николаем Антоновичем началось в шестьдесят девятом - семьдесят третьем годах: мы с ним вместе учились. Сейчас, когда вспомнили, смешно стало: говорим, тысяча восемьсот… или тысяча девятьсот… год вспоминать надо? Два чернявых парня приехали поступать, с хорошими концертными баянами - гроза девчонок! Вместе учились пять лет. Долго потом не виделись, судьба так складывалась, знаете, – каждый занимался своим делом. Потом Николай нашел меня, позвонил, говорит: «Не пора ли встретиться? Есть повод».

Нас всегда отличала замечательная музыкальность. Без хвастовства: мы с ним были лидерами в музыке, всё у нас «успевалось». Я очень рад, что мы профессионально занимаемся сегодня духовыми концертными, военными оркестрами – такая судьба, я занимаюсь джазовой музыкой. Господь дал силы, труд. Поэтому я Николаю Антоновичу желаю счастья. Думаю, что надо еще раз встретиться на следующем юбилее.

Владимир Сергеевич Куприянов, заслуженный деятель искусств России, (в прошлом, - главный дирижер Союзгосцирка), Москва.

- Мы знакомы с Николаем, практически, со дня рождения. Правда, я родился не в Ульяновске, но начинал свою жизнь с семьей на улице Кузнецова, где и все его друзья были, и Ульяновское музыкальное училище находилось. Потом, в середине жизненного пути, мы разошлись: он уехал по «заграницам», я тоже по «заграницам» ездил в силу своей профессии. Встретились в середине творческого пути, будем считать, где-то лет в пятьдесят пять. Я как композитор никогда не занимался духовым оркестром, это чистая привилегия Николая Антоновича. Коля заставил меня работать на оркестр «Держава». Я написал очень много сочинений, посвященных Ульяновску: и программные, и два моих этюда знаменитых, которые посвящены Венцу (первое исполнение было в Ульяновске, и в дальнейшем много раз исполняли), и другие пьесы. Кто ходит на концерты «Державы», их знает.

Сегодня в качестве подарка на юбилей с солистом оркестра Андреем Козиным исполним мою пьесу «Элегия», которую тот играет блистательно. Считаю, что Ульяновску повезло с точки зрения музыкантов: есть очень много талантливых исполнителей, как сейчас принято говорить, европейского класса. Они работают и у Николая Антоновича. В этом отношении он настойчивый, молодец: то ласками, то сказками умеет заманить. В свое время мы с его оркестром «Держава» организовали мой авторский концерт, тоже по настоянию Булатова. До сих пор тесно общаемся. А пожелания – здоровья, здоровья, много раз здоровья!

________

Все эти слова – не пустой звук. 2 июня Николай Антонович отметил свое 70-летиие. Более 50 лет он возглавлял различные духовые оркестры, был главным дирижером Оркестра советских войск в Германии, Оркестра Центральной группы войск в Чехословакии, а с 2001 года руководит ульяновским оркестром «Держава».

В 2012 году благодаря деятельности Булатова Ульяновский государственный духовой оркестр «Держава» был удостоен высокого статуса «Губернаторский», а это ко многому обязывает.



С песней о Волге

В майские дни в Ульяновской области проходили Дни Волги. Организации, общественность проводили мероприятия по привлечению внимания к проблемам реки: субботники, экскурсии, лекции, экологические акции. Ульяновский Дом музыки не остался в стороне. 23 мая в филармонии прошел концерт «Течет река Волга» Ульяновского государственного оркестра русских народных инструментов под управлением заслуженного артиста России Евгения Федорова, музыкальной артели «Самара-городок» и фольклорного ансамбля «Ладанка» (Ульяновск).

Принимать желанных гостей всегда радостно. Тем более, что гости – соседи, волжане. Перед концертом артисты музыкальной артели «Самара-городок» - Александр Большаков, Ирина Желовникова, Галина Демидова - с удовольствием рассказали о себе и своем творчестве пресс-службе Ульяновского Дома музыки (далее -УДМ).

УДМ: «Самара-городок» - это фольклорный ансамбль или, все-таки, музыкальная артель? Встречается разное название. Какое правильное?

Александр Большаков: Правильно – музыкальная артель. Потому что мы к фольклору никакого отношения не имеем. Коллектив исполняет, преимущественно, мои песни, которые посвящены Волге, Самаре, России, а также авторские песни и русские народные.

УДМ: То есть, жанр - не фольклорный, это русская народная музыка в профессиональном исполнении?

Александр Большаков: Да, и авторская стилизованная.

УДМ: Каков состав вашей музыкальной артели?

Александр Большаков: Три певицы – Ирина Желовникова, Галина Демидова, Ирина Толкова и певец Анатолий Когут. Он всю жизнь работал в Волжском хоре, хотя еще пел в хоре Кубанских казаков. Равного ему голоса нет в Самаре – такой красивый драматический теноровый баритон. Я – баянист. Есть танцевальная пара, раньше был мини-оркестр. Нам более 20 лет. Мы объехали, как говорится, все города и веси. Больше выступали за рубежом, чем в России, - на Кипре, в Германии, Франции, Испании.

УДМ: В рамках каких программ вы выступали?

Александр Большаков: Нас приглашали в рамках культурных российских программ. В Германии в Штутгардте выступали, в Берлине на международной выставке. В Штутгардте в 1990-х годах концерт запомнился тем, что он проходил в самом центре города на огромной площади. Шатер, аппаратура мощная… Мы выступали два часа, я с баяном стою на сцене (вес инструмента 16 кг), играю, и люди на площади два часа стоят под проливным дождем. Практически, никто не ушел. Шатер был только над нами, а люди на площади – под открытым небом. Меня потрясло, что все остались на месте, никто не ушел. Мы пели на русском языке, хотя для немцев иногда «Катюшу» и «Самара-городок» исполняли по-немецки.

После этого концерта один из организаторов нам даже в наследство оставил 10 тысяч евро, которые мы получили через управление культуры. Потом мы на них костюмы сшили.

УДМ: Сегодня с какой программой выступаете?

Александр Большаков: Произведения о священной Волге. Преимущественно, взяли те песни Александра Большакова, в которых есть партитуры, потому что песен много, но партитуры есть не на все. Я оставил Евгению Александровичу 6 песен о Волге. И нельзя без России обойтись. Споем несколько песен о России, например, «Больше жизни Россию люблю», «Навек я с тобой, Россия моя!», «Мне приснилась Русь» (этой песне уже лет 20, сегодня ее поет Ирина Желовникова).

Ирина Желовникова - лауреат 11 международных конкурсов, во время ее выступлений бывали интересные моменты. В Киеве ей запретили петь о России (еще до Майдана), слово «Россия» нельзя было упоминать. И она там все равно победила. Когда Ирина пела в Ялте песню «Навек я с тобой, Россия моя!» (Крым тогда еще не присоединился к России), на словах «Мечта россиян - всенародное братство, навек я с тобой, Россия моя!» - весь зал в театре встал и стал так аплодировать, что петь было невозможно. В Ялте была «битва лауреатов», Ирина победила, ей вручили золотую медаль.

УДМ: Ирина, подробнее расскажете об этом? Конкурс так и назывался «Битва лауреатов»?

Ирина Желовникова: Вообще конкурс назывался «Южный экспресс», он проходил в Киеве. По всему миру были отборочные туры и на заключительной «битве лауреатов» (Турнир лауреатов – ред.) в Ялте было очень много участников. Были не только представители славянских народов, но и исполнители из Индии, Сингапура, Китая.

Международное жюри - 15 человек, в том числе, из Одесской консерватории, из Одесского оперного театра. Что странно, из России, кроме нас троих - меня и двух моих учениц (я в академии еще работала) - больше никого не было на конкурсе. Мы очень боялись. Мы выступали последний раз, с таким настроением поникшим, думаем, выступим, ничего не получим, - ну и ладно. Но мы собрали призовые места: я первое место заняла, ученицы - второе и третье.

УДМ: Как вы пришли в этот коллектив? Написано, что все участники артели – выходцы из Волжского хора.

Ирина Желовникова: Я пришла сначала в артель «Самара-городок», потом попала в Волжский хор, сейчас работаю в «Волжских казаках». Но изначально я - выходец из «Самары-городка». Я занималась с десяти лет в детской студии «Самара-городок». Нашим руководителем была заслуженная артистка России Лидия Брызгалина, чьи вокальные традиции я унаследовала.

УДМ: Что Вас привлекает в народной музыке? Не все певцы выбирают это направление.

Ирина Желовникова: В народной музыке меня все привлекает. Она душевная, есть о чем петь, о чем рассказать в песне. Позволяет голос раскрыть. Народную песню не каждый может спеть, особенно, песни Александра Владимировича (Большакова – ред.), потому что у них очень большие диапазоны в партитуре. Вообще, это наши истоки: сначала было народное пение, потом все остальное.

Александр Большаков: Народная музыка - это великое искусство, огромный пласт в культуре, какой равной нет.

УДМ: Расскажите еще ободной участнице сегодняшнего концерта.

Александр Большаков: Галина Демидова помимо «Самары-городка» является еще солисткой «Самарских узоров»; выходец из «Воронежских девчат», пела в «Волжском русском хоре».

Галина Демидова (далее – Г.Д.): Я пришла в 17 лет в Государственный Волжский русский народный хор. Меня пригласил художественный руководитель хора, профессор Александр Кузьмич Носков. До этого я пела в ансамбле песни и пляски «Жигули» (в ту пору, когда еще были ансамбли студентов училищ профтехобразования). С этим ансамблем в 15 лет я ездила в Турцию, Грецию, Францию, Испанию, Мальту… Тогда «народных» артистов очень хорошо поддерживали, стимулировали молодежь, собирали в хорошие, интересные коллективы. Было очень весело. Но потом я стояла перед выбором: пойти в парикмахерское дело или продолжить певческую карьеру. Я собиралась работать и зарабатывать согласно своей полученной профессии мужского парикмахера. Александр Носков услышал меня на концерте и пригласил в хор. С Волжским хором мы уезжали на гастроли на полтора - два месяца. Потом 5 лет я пела в коллективе «Воронежские девчата». В целом, вокальной народной музыкой занимаюсь 25 лет. Для меня это не много. Считаю, что в юном возрасте все равно не сможешь спеть песни про любовь, про Россию, потому что поешь-то юношеским сердцем, которым не охватишь ничего. Когда проживешь определенную жизнь, где-то поплачешь, порадуешься, где-то тебя обманут, где-то ты сам совершишь много ошибок, - и тогда совершенно все по-другому чувствуешь.

Александр Владимирович Большаков пишет песни «под исполнителей», и их невозможно не спеть. Песня «Гуляночка», которая звучит в концерте, например, мне близка, потому что она написана «с человека с Волги». Я сама по себе тоже волжанка, родилась в Самаре-Куйбышеве, я всё это чувствую.

УДМ: В Ульяновск с Артелью раньше приезжали?

Александр Большаков: Бывали. На Новый год нас приглашали выступить на площади. С оркестром не играли, только сами. Сегодня будем выступать с оркестром.

УДМ: Какие впечатления от наших музыкантов?

Галина Демидова: Они молодцы, программа подобрана хорошо. Всегда приятно работать с живыми инструментами, с живым звуком. Оркестр и вокалисты на концерте - это же единый организм, мы привыкаем, вживаемся.

Александр Большаков: Серьезная программа. Евгений Александрович (Федоров – ред.) «загорелся», так много песен о России мы привезли. Это еще не всё, только часть.

Галина Демидова: Вы увидите на концерте, как за короткое время незнакомые люди становятся единым целым. У всех одна цель – буквально, за одну репетицию сделать все красиво, качественно.

P.S.Артисты артели «Самара-городок» успешно выступили в Ульяновске на концерте «Течет река Волга». В Книге отзывов Ульяновского Дома музыки они оставили такое признание:

«Спасибо за душевную симфонию,

Мы не забудем вашу филармонию!

Приёма не видали горячей

На родине великих Ильичей!»

Муз. артель «Самара-городок».


День Победы – великий праздник

8 мая в рамках празднования Дня Победы в Ульяновске прошел Большой праздничный концерт под открытым небом «Поклонимся великим тем годам». В нем приняли участие известные артисты России, общественные деятели. Зрители – несколько тысяч человек – собрались на площади 30-летия Победы. Практически, после каждого выступления звучали поздравления с праздником и слова благодарности защитникам Родины, сражавшимся на фронтах Великой Отечественной, работникам тыла, всем тем, кто вынес на своих плечах трудности военных лет, каждый день приближая Победу.

Участники концерта - актриса театра и кино, заслуженная артистка России Екатерина Гусева и народный артист России Василий Овсянников со сцены обратились к ульяновским зрителям. Они рассказали, что для каждого из них праздник имеет особое значение, потому что их семьи также затронула война.

Екатерина Гусева:

- Я от всего сердца, от всей души поздравляю всех нас с великим праздником - Днем Победы. Мой прадедушка погиб в первые дни войны подо Ржевом. Осталась одна фотография - на братской могиле, где сидит моя прабабушка около плиты, на которой начертано имя моего прадеда. А вот мой дед Василий Гусев прошел три войны. Он ушел в армию, потом пошел на финскую войну, затем прошел всю Великую Отечественную, дошел до Берлина. Буквально несколько дней был дома и ушел на «японскую» войну. Моя бабушка ждала его 8 лет и дождалась. Он вернулся с фронта и - такое счастье – с руками, с ногами, живой. У него была контузия тяжелая, но, тем не менее, - живым вернулся. И родились у них двое сыновей – Володя и Костя (мой папа Константин Гусев). И я оставила фамилию себе в честь деда. Спасибо деду за победу, как говорится, спасибо всем нашим родным, а там – были бы живы. Спасибо и низкий поклон!

На вопрос, часто ли Василий Овсяников участвует в патриотических мероприятиях и с каким чувством, артист ответил:

- В 2013 году у меня был почин: я сам родом из Брянской области, отмечалась 70-я годовщина освобождения Брянщины от немецко-фашистских захватчиков. Я решил для себя сделать 70 благотворительных концертов. То есть, в течение года я дал 70 концертов по всей Брянщине, и финальный концерт был перед Новым Годом в филармонии в самом городе Брянске. Сегодня, 8 мая, открывают памятник моему деду, который погиб под Брянщиной. Второй дед погиб и пропал без вести под Москвой, третий дед – погиб и также пропал без вести под Смоленском. Поэтому, для меня это святой праздник. Это как для всех православных христиан, в том числе и для меня, - святой праздник Пасха, так второй праздник для меня - День Победы. То, что сделали наши деды, отцы, матери, бабушки, которые ковали Победу и на передовой, и в тылу… они еще раз доказали, что дух русский победить невозможно никому и никогда. На этом они обломают себе все-все свои клыки, все-все свои зубы, если попробуют еще раз это сделать. Есть потрясающие стихи: «Умом Россию не понять, Аршином общим не измерить: - У ней особенная стать - В Россию можно только верить…». Это написал мой земляк Федор Иванович Тютчев. С праздником!

В концерте прозвучали музыкальные и литературные произведения, отражающие силу и величие духа русского народа, его героизм, радость Победы.

В программе приняли участие известные музыканты и артисты России: актриса театра и кино, заслуженная артистка России Екатерина Гусева, народный артист России Василий Овсянников, а также Магнитогорская государственная академическая хоровая капелла имени С.Г. Эйдинова, Ульяновский государственный академический симфонический оркестр «Губернаторский».

В их исполнении прозвучали «Праздничная увертюра» и отрывок из Симфонии №7 «Ленинградской» Дмитрия Шостаковича, Хор «Славься» из оперы «Иван Сусанин» Михаила Глинки, Хор «Вставайте, люди русские» из кантаты «Александр Невский» Сергея Прокофьева, стихи и песни военных лет и о войне «Дороги» (музыка А. Новикова, слова К. Алымова), «Смуглянка» (музыка А. Новикова, сл. Я. Шведова), «Темная ночь» (музыка Н. Богословского, слова В. Агатова) и другие произведения.

В память о погибших в исполнении Магнитогорской хоровой капеллы и Ульяновского симфонического оркестра «Губернаторский» прозвучала часть из Реквиема В.А.Моцарта «Lacrimosa» («Лакримоза»). «Lacrimosa» - означает «слезный». Это произведение, полное светлой, трепетной скорби, предварило Минуту молчания, которой собравшиеся на площади почтили память павших в годы Великой Отечественной, память всех, кто защищал нашу Родину от фашизма.

Народный артист России Василий Овсянников и Магнитогорская капелла исполнили песню Яна Френкеля и Расула Гамзатова «Журавли». Как апофеоз подвигу народа, победившего в страшной войне, прозвучала песня «День Победы» Давида Тухманова и Владимира Харитонова.


Юрий Розум высоко оценил талант юных ульяновских исполнителей

19 апреля в Ульяновской области завершился музыкальный проект для одаренных детей «Мир детства» 2014-2015».

Президент Международного благотворительного фонда, профессор и заведующий кафедрой специального фортепиано Российской академии музыки им. Гнесиных, народный артист России Юрий Розум принял участие в проекте в качестве председателя экспертной комиссии и почетного гостя.

Во время второго прослушивания участников конкурса Юрий Розум высказал свое мнение о проекте и юных музыкантах пресс-службе областной филармонии и журналистам ГТРК «Волга».

- Юрий Александрович, каково Ваше мнение о проекте Ульяновского дома музыки «Мир детства»?

- Мне радостно, что Ульяновская филармония, музыкальная общественность Ульяновской области и Министерство культуры затеяло этот замечательный проект. Он своей массовостью выходит за рамки обычных конкурсов, объединяет многих юных музыкантов, дает им возможность выступить на больших сценах. Финал проходит на главной площадке города с замечательным оркестром. Это, конечно, огромное событие в жизни ребят, которое останется навсегда в их творческой биографии.

Сейчас проекты таких больших фестивалей, конкурсов очень важны, потому что в наше время это - то самое начинание, которое привлекает общественность к вопросам культуры и образования. Время не легкое, кризис есть кризис. Часто в эти критические годы культура оказывается за бортом, без поддержки. Такие крупные события позволяют напомнить обществу, что культура очень важна. Как говорил мудрый человек, культура стоит дорого, но бескультурье обходится обществу намного дороже. Я очень рад, что в Ульяновске проект был реализован на таком уровне, который, в итоге, привел ребят на большую сцену. И мне бы очень хотелось, чтобы у них жизнь сложилась в музыке. Наверняка, не у всех получится, но у всех факт выступления с оркестром останется, как яркая страница их творческой биографии.

В Ульяновске замечательный симфонический оркестр, замечательный дирижер. Музыкантам совсем не просто играть с юными солистами, но они справляются просто блестяще.

- Это взаимодействие детей и взрослых – оно как-то обогащает друг друга?

- Конечно. Я уже сказал о том, что для детей это невероятно важно. Я, например, когда учился в центральной музыкальной школе при консерватории, не имел возможности в этом возрасте играть с оркестром. А у этих ребят такая возможность есть, и это очень важно. Но для нас, взрослых, общение с юными музыкантами, с юным талантом, с этой детской непосредственностью, - тоже огромный стимул и большая радость. Потому что дети искренни, непосредственны. Пусть многое не получается, но у них есть то, чего может быть, нет у таких профессиональных, с большой биографией, с большим багажом музыкантов: свежесть, непосредственность и какая-то наивность в музыке. Это очень приятно.

- Кто-то из ульяновских ребят удостоится стипендии или премии фонда Юрия Розума?

- Я уверен. Мы планируем, во всяком случае, чтобы один из участников финала получил премию, а может быть, и два.

- Премия или стипендия в течение года будет выплачиваться, или это единоразовая сумма?

- Я еще послушаю до конца и решу.

- Что пожелаете юным музыкантам?

- Работать, вдохновляться. Их жизнь – яркая жизнь. В этом возрасте все впечатления очень яркие, они формируют личность. Пожелаю, чтобы ребята научились впечатления жизни претворять в музыку, вкладывать в музыку. Тогда их исполнение будет ярким, эмоциональным, содержательным. Потому что самое плохое, когда одаренный ребенок играет только пальцами и ничего при этом не чувствует. Это огрехи современной педагогики. Обидно, что такое явление встречается очень часто. Хочется, чтобы искусство было их жизнью, чтобы они выражали себя, чтобы это было средством разговора, своеобразная исповедь. Тогда музыка будет интересно звучать, публике будет интересно слушать. Но главное, что в этой работе (а работа будет не простая, надо к этому быть готовым) легко не будет; будут взлеты и трудные моменты. И никогда не надо опускать руки. Руки всегда должны в трудные моменты тянуться к инструменту. В этом выход.

________

Участие Юрия Александровича Розума, президента Благотворительного фонда, в ульяновском проекте было плодотворным. Некоторые из ребят удостоились его высокой оценки.

По итогам конкурса Почетной стипендии от Благотворительного фонда Юрия Розума в размере 10 тысяч рублей был удостоен ученик ДШИ №5 Ярослав Яковенко (класс преподавателя Дудник Л.А.).

Ученице ДШИ №6 Татьяне Булгаковой (класс преподавателя Столяровой Н.Н.) от Благотворительного фонда Юрия Розума в качестве поддержки музыкально одаренных детей с ограниченными возможностями здоровья был вручен специальный приз в размере 25 тысяч рублей в номинации «Музыка без границ» для приобретения специализированной техники для профессиональных занятий музыкой.

Ученицу Областной детской школы искусств Веру Станеву (класс преподавателя Дроновой Т.В.) Юрий Розум пригласил участвовать в фестивале «Звездный», организуемом Фондом в апреле 2016 года.

Ульяновский Дом музыки выражает искреннюю благодарность Юрию Александровичу Розуму за поддержку проекта «Мир детства» и одаренных детей Ульяновской области.

Заслуженный артист России Павел Любимцев выступил на ульяновской сцене

9 апреля известный теле- и радиоведущий принял участие в заключительном концерте музыкально-образовательного проекта для учащихся общеобразовательных школ «Поколению будущего». Мастер художественного слова прочитал для школьников поэму Александра Сергеевича Пушкина «Руслан и Людмила» в сопровождении Ульяновского государственного академического симфонического оркестра, хора и солистов, исполняющих музыку из одноименной оперы Михаила Глинки.

Этот концерт – один из нескольких мероприятий проекта, реализуемого Ульяновским Домом музыки для подрастающего поколения, соединяющий в себе разные виды искусства: музыку, поэзию, вокальное и хоровое искусство, художественное слово. Организаторы считают, что синтез искусств поможет ребятам приобщиться к миру музыки и литературы, разовьет интерес и художественный вкус, будет способствовать повышению общего культурного уровня.

Многим зрителям Павел Любимцев знаком по телевизионным передачам: «Живые новости», «Путешествия натуралиста», «Городское путешествие», «Занимательные истории» и другие проекты. Но не многие знают, что Павел Евгеньевич не географ, не биолог и не журналист, а актер, артист-чтец, настолько органично ему удается перевоплотиться в свои роли.

Уже много лет Любимцев ведет в Московской государственной академической филармонии несколько абонементов, связанных с художественным словом, и отмечает большой, непрекращающийся интерес к ним со стороны слушателей. За годы работы актер подготовил более 20 сольных чтецких программ. В числе исполняемых авторов – Александр Пушкин, Михаил Булгаков, Петр Ершов, Константин Паустовский, Ираклий Андроников, Оскар Уайльд, Проспер Мериме, Эдгар По, Герберт Уэллс и многие другие.

После мероприятия в Ульяновске известный актер поделился впечатлениями о концерте.

- Павел Евгеньевич, сегодня Вы участвовали в проекте для детей, где художественное слово соединено с музыкой. Каково Ваше мнение о таких проектах?

- Мне кажется, что это хорошее дело. Конечно, оно требует гибкости, подвижности, смелости в подходе к материалу. Например, соединяя оперу Глинки «Руслан и Людмила» с поэмой Пушкина, приходится в тексте Пушкина какие-то строчки переделывать и просто переписывать, потому что, иначе одно с другим не сойдется. Здесь должна быть большая смелость. Я надеюсь, что я не делаю ничего непозволительного, но мне это делать пришлось.

Значение такого рода концертов - в просветительстве, в создании культурной традиции.

Если говорить о «сказках с оркестром», я могу сказать, что в Москве (в Московской филармонии – ред.) действует похожий абонемент, но там нет солистов, только оркестр и чтецы. Эти концерты идут уже шесть сезонов и пользуются необычайным успехом. Это битком набитые залы - зал Чайковского и новый зал в Олимпийской деревне. Эти абонементы «сметают» за день. Потому что такая популярная форма соединения музыки и текста просвещает, она легка для восприятия, она создает традицию. Мне кажется, что это дело полезное, хотя сама идея соединения музыки и текста - не такая простая, механически это не сочетается, такая работа требует более творческого подхода. Во всяком случае, мне кажется, что для создания культурной атмосферы в таком большом и прекрасном городе, как Ульяновск, это очень полезно.

- В детских абонементах Вы тоже участвуете?

- Конечно, я участвую в детских абонементах. Это вообще наш хлеб. Потому что чтецы сейчас в основном, работают в средних школах. Я имею в виду чтецов, которые исполняют без музыки, без музыкальных «примесей». Конечно, в основном, это детская аудитория. Многие афишные концерты Московской филармонии проходят для детей, для детей с родителями (причем, родители ходят чрезвычайно активно). Иногда даже я вижу совсем взрослых людей, которые без детей сидят и слушают.

- Дети в разных городах одинаково реагируют? Просидеть концерт для них, порой, бывает трудно.

- Это формируемая вещь. Потому что, например, в зале Чайковского у меня есть такая программа, как «Забавный профессор». Абонемент уже шесть сезонов выдержал в совместном исполнении с Национальным академическим оркестром народных инструментов России имени Н.П.Осипова под управлением Владимира Андропова. Это абонемент не литературный, он просветительский. Я в мантии, в конфедератке с кисточкой что-то рассказываю, что-то читаю, а музыканты играют. Надо сказать, что проходит все это успешно. Мы получили за этот абонемент Государственную премию Правительства России… Так что это привычка, которая в детях должна воспитываться.

- Два слова о сегодняшнем концерте. Как Вы считаете, получилось ли у наших организаторов реализовать идею «приобщить детей к прекрасному, привить художественный вкус»?

- Мне кажется, что некое внимание было. Поскольку у большинства ребят нет опыта восприятия такого рода концертов (ведь их же не было давно), - для первого раза совсем не плохо. Надо сказать, что сейчас всё меняется, дети вообще разучились слушать, они развращены компьютерами и телевизором. Это, конечно, очень усложняет жизнь. Но, тем не менее, мне кажется, что для первого раза все прошло вполне прилично. Если вы не будете останавливаться, а будете продолжать такие мероприятия, сделаете традиционными такие концерты, воспитаете умение слушать, то и публика изменится. Я уверен.

- Может, это надо насаждать? Раньше, в Советском Союзе, например, порой, заставляли коллективы посещать концерты классической музыки.

- Цивилизация – это всегда принуждение, потому что, если человеку не объяснить, что он должен есть ножом и вилкой, он будет есть ртом из тарелки. Если человеку не объяснить, что он должен каждый день чистить зубы, он их чистить не будет и останется без зубов. Цивилизация – это всегда принуждение, что обсуждать…

В целом, Павел Любимцев положительно отозвался о концерте для подрастающего поколения и о юной публике и выразил готовность к дальнейшему сотрудничеству.




Встречи, интервью


Василиса Бержанская: "Я никогда не устаю от музыки"

Ульяновск посетила восходящая звезда мировой оперы Василиса Бержанская. Лауреат нескольких престижнейших международных конкурсов, финалистка популярного телевизионного конкурса "Большая опера" сыграла на ульяновской сцене роль Фраскиты в опере "Кармен". Именно этот шедевр мирового классического искусства открыл 8 марта в Ульяновской области традиционный 53-й Международный музыкальный фестиваль "Мир, Эпоха, Имена…".


Новая Кармен


Композитор Евгений Дербенко: «Народ не может без души»

22 февраля заслуженный деятель искусств РФ, известный композитор, исполнитель и педагог выступит с концертом и встретится с любителями музыки в Ульяновске. В преддверии выступлений он дал интервью и поделился планами на будущее.

- Евгений Петрович, Вы всю жизнь посвятили русской музыке, написали для русских народных инструментов более трех тысяч пятисот произведений разных жанров и форм. Ваши сочинения издаются не только в России, но и в Германии, США, Швейцарии и других странах, являясь проводниками русской народной культуры. Недавно, легенда советской поэзии - Андрей Дементьев - сказал: «Русское слово не должно иссякнуть». Как Вы считаете, иссякнет ли русская музыка?

- Пока музыканты-народники живы, русская музыка не иссякнет. А их много - музыкантов, подвижников. На концертах народная музыка часто исполняется, но в эфире больше звучит «попса», народной музыки там, практически, нет. Хотелось бы, чтобы политика в отношении русской музыки была другая.

Я считаю, что мы должны беречь и приумножать свои национальные музыкальные традиции. Это то, что основано на русской народной песне, русской национальной истории. Это душа нашего народа, народ не может без души. Всякие попытки «забить» это рэпом, неприемлемы. Мы должны молодежь воспитывать на национальных корнях, национальных основах. Они сегодня не знают народных инструментов, не отличают домру от балалайки, не знают народных коллективов, артистов, которые прославили Россию на весь мир – ансамбль «Березка», Хор имени Пятницкого, например.

- Вы много гастролируете в России и за рубежом. Где публика восприимчивее?

- Я выезжаю с сольными концертами, выступаю с оркестрами. У нас в России, слава богу, есть много поклонников русской музыки, концерты проходят успешно. Но, оказывается, это не только для нас важно, но и для зарубежных слушателей, потому что музыка открывает для них душу русского человека. Мы для них открываемся с другой стороны – образованной, культурной нации.

Я исполняю музыкальные произведения разных направлений и жанров – классика, народная музыка, популярная. На наших зарубежных концертах публика по-другому начинает воспринимать русских людей. Они видят, что мы - нормальные, с открытой душой, не бесталанны, нам есть что показать. Полтора часа прослушать концерт и стоя аплодировать - это больше значит, чем все слова и политические заявления. Мы чувствовали себя посланцами российской культуры. На россиян начинали смотреть другими глазами.

- От каких выступлений остались наиболее яркие воспоминания?

- Было много ярких моментов, поездок, самое главное, что люди спрашивают (за рубежом), что это за инструмент, как на нем играть, кто автор музыки? В России мне приходится часто выступать перед детьми и видеть в ответ их живые, с искоркой, глаза. Оказывается, и гармонь не устарела, и музыка интересна. У нас есть еще ребята, которые учатся играть на баяне, гармони.

- Какой инструмент Вам ближе: гармонь или баян?

- Я преподаю гармонь как профессиональный инструмент уже 22 года, хотя закончил Музыкальный педагогический институт им.Гнесиных (в настоящее время – Российская академия музыки – ред.) по классу баяна и композиции. Это ближе, так как я, так получилось, явился пионером профессиональной музыки для гармони. Мне пришлось «пахать целину», но удалось сделать из гармони профессиональный инструмент.

У меня есть музыка легкая, доступная. Известные пьесы «Пингвин», «Петухи» - навеяны впечатлениями из детства. Это фрагменты из сюит, адресованных детям. Но я пишу и серьезную музыку, для взрослых. В моем авторском багаже - поэма «Памяти Андрея Рублева», балет для ансамбля «Березка», опера «Звезда России», циклы «Перезвоны», «Картины Древней Руси», кантата «Солдатам России». В данный момент заканчиваю сборник пьес для домры. Сегодня у меня лежат пьесы, партитуры, которые надо доработать.

- Как Вы относитесь к тому, что Ваша авторская музыка стала народной?

- Удивительно, иногда обидно, что играют мою музыку, но не знают, кто ее автор. Но это, видимо, нормальный процесс. Конечно, профессиональные исполнители знают меня. В интернете есть видеозаписи: музыканты играют мои произведения, а написано только имя исполнителя. Есть у меня пьеса: «Гармонист играет джаз». Исполняет баянист, - пишут: «Баянист играет джаз», на балалайке - «Балалаечник играет джаз», даже «Скрипач…» и «Пианист…». Пьеса «ушла в народ», а имя композитора осталось в тени.

- Вы воспитали более ста лауреатов международных и всероссийских конкурсов, сами имеете много званий и регалий. Что труднее – преподавать или выступать?

- С возрастом выступать все сложнее, труднее давать концерты. Остается педагогическая работа и сочинение музыки. Преподаю гармонь. Ко мне приезжают учиться ребята из Твери, Архангельска и других городов. Сейчас, я бы сказал, существует большой интерес к игре на этом инструменте. Есть много талантливых ребят. Мой ученик Павел Фомин, который будет выступать в Ульяновске 22 февраля, - очень талантливый музыкант, получил недавно Золотую медаль на Дельфийских играх.

- Как Вы отдыхаете?

- Практически, никогда не отдыхаю. Иногда - на даче летом. Говорят, что лучший отдых – перемена деятельности. У меня две внучки: Вероника, ей 2,5 года, и Катя – совсем маленькая, - всего 4 месяца. Очень любят и меня, и музыку. Для Вероники я написал вальс, который назвал ее именем. Я исполнял его во Франции, Болгарии - слушателям понравился. На встрече в Ульяновске я его тоже сыграю, а также музыку, адресованную молодежи и новые произведения, которые никогда не исполнялись.

- Есть ли сейчас достойные исполнители?

- Павел Фомин – один из самых талантливых учеников, настоящий, титулованный музыкант. Лауреат 1 премии конкурса «Гармоника - Душа России», очень перспективный, играет с народными и симфоническими оркестрами. Павел Уханов - играл с оркестром русских народных инструментов Евгения Федорова в Ульяновске. Лия Брагина, Михаил Коломыцев, Михаил Морозов… Много хороших ребят, молодых, целеустремленных. Это наше будущее, наша смена.

- Что пожелаете начинающим гармонистам, баянистам?

- Верить в себя, идти к намеченной цели, не бояться трудностей, любить музыку и свой инструмент, - тогда результат будет. Мастерство само не приходит, на это надо потратить долгие годы. Талантливые люди всегда пробьются. В детстве я, практически, все свободное время занимался музыкой. Я находил в этом смысл жизни. Это было для меня окно в мир, и когда оно открылось, я понял, насколько это неисчерпаемый мир, океан музыки. И если серьезно этим заниматься, жизни не хватит, чтобы всего добиться. Творчеству нет конца.

Вела беседу Ирина Кулагина.

Дмитрий Руссу: «Чтобы стать настоящим дирижером, нужно любить весь оркестр»

В рамках второго этапа музыкально-образовательного проекта для учащихся 5-8 классов общеобразовательных школ «Поколению будущего» состоялась встреча участников проекта с лауреатом Всероссийского конкурса, дирижером Ульяновского государственного академического симфонического оркестра «Губернаторский» Дмитрием Руссу. Беседа проходила в пресс-центре фонда «Ульяновск-культурная столица» в преддверии грандиозного события для нашего города: 31 января симфонический оркестр исполнял «Ленинградскую» симфонию Дмитрия Шостаковича.

На встрече присутствовали ребята из школ города Ульяновска и Ульяновской области. Дмитрий Павлович рассказал о себе, о том, что для него значит профессия дирижера, и как он пришел к этому выбору. Дети задавали вопросы. В конце беседы дирижер выбрал три самых ярких вопроса, хотя и отметил, что все вопросы были серьезными, продуманными и действительно интересовали школьников.

Дмитрий Руссу. Ребята, скажите, кто из вас учится в музыкальной школе? Очень приятно, когда вы все дружно подняли руку, это значит, что вы поете в хоре. Композитор Андрей Петров – автор музыки к кинофильмам «Человек-амфибия», «Берегись автомобиля» - говорил, что человек, который поет в хоре, автоматически участвует в создании гармонии мира. Музыка – это то, что объединяет людей. Много есть вещей, которые людей разделяют: национальность, цвет кожи, например. А музыка – пение в хоре, совместное музицирование, симфонический оркестр - это то, что объединяет. На мой взгляд, это самое ценное.

О профессии дирижера скажу, что к ней приходят не сразу. Сначала надо овладеть каким-либо музыкальным инструментом – научиться играть на скрипке, на рояле. А потом, если чувствуешь в себе желание или склонность, приходишь к дирижированию. В сущности, это управление: сидит сто человек (оркестр или хор), ты должен заставить их с тобой сотрудничать, убедить, не давя ни на кого. Это очень сложная вещь. Мне 33 года, я нахожусь еще в самом начале профессионального пути. Потому что, когда дирижеру 50 лет, о нем говорят: «Он еще молодой», 60 – уже лучше, а 70 лет – считается самым подходящим возрастом для работы дирижером.

В юности я увлекался игрой на рояле, хотел стать пианистом и не думал о дирижировании. Но, когда серьезно зашла речь о выборе специальности в жизни, поняв, что не соответствую высоким техническим требованиям фортепианного отделения консерватории, прислушался к советам педагогов и выбрал стезю дирижера.

Хочу сказать несколько слов об исполнении в сегодняшнем концерте Седьмой симфонии Дмитрия Шостаковича. И для меня, и для музыкантов оно очень важно. Это наша память и отношение к прошлому. Я вам приведу в пример англичан. В Англии чтут все, что связано с национальными традициями. Есть специальные дни, когда вспоминают героев первой мировой войны 1914-1918 годов. У нас же часто забывают не только о них, но и о героях второй мировой и Великой Отечественной войны, не знают истории, имен маршалов. Что касается Седьмой симфонии, она была написана в 1941-1942 годах. Шостакович писал ее в осажденном Ленинграде. Во время войны музыку писали разные композиторы: Барток, Стравинский и другие. Но Шостакович писал в блокадном городе, в страшные, тяжелые дни. Моя бабушка была жительницей блокадного Ленинграда и рассказывала впоследствии, что есть было нечего, воды тоже не было. Люди гибли не только от бомбежки, но и от голода и холода. Представляете, - как в этих условиях жить и писать музыку?

Шостакович ее написал. Оркестр Радиокомитета сыграл симфонию (сейчас это оркестр Санкт-Петербургской филармонии) в осажденном Ленинграде. Собрали музыкантов, в том числе, с фронта. На репетициях музыканты просто клали инструменты и отказывались играть - не было никаких сил. Благодаря настойчивости и железной воле дирижера Карла Ильича Элиасберга премьера состоялась. Он говорил музыкантам «Вы должны играть».

В этом году будет отмечаться дата - 70 лет Великой Победы. Десять лет назад, когда отмечали 60 лет победы над фашистами, в С.-Петербургской филармонии была организована встреча ветеранов, на которой присутствовала женщина-флейтистка того «блокадного» оркестра. Она рассказывала о первом исполнении. Ей уже около 90 лет, но память – потрясающая.

Для меня этот концерт очень важен. Исполнять «Ленинградскую» симфонию - большая честь и колоссальная ответственность. Пройдет лет 10-15, вы повзрослеете, но хотелось бы, чтобы вы, как представители поколения будущего, запомнили этот день и сохранили в себе память народа и преемственность традиций.

По окончании рассказа дирижера, ребята задали несколько вопросов.

Ольга: Сталкивались ли Вы с трудностями в своей профессии?

Дмитрий Руссу (далее – Д.Р.): Каждый день. Трудности разного характера. Но мне помогает уверенность в себе. Одно из важных качеств дирижера – не самоуверенность «я все знаю», а уверенность в том, что ты делаешь на данный момент. Может быть, завтра ты скажешь себе «нет, я был не прав». Но сегодня ты должен быть уверен в себе на сто процентов.

Даша: Расскажите про свои выступления за границей.

Д.Р.: Самая далекая точка, где я был, – это Южная Корея. Меня поразило отношение к выступлениям наших артистов, то, как публика слушает - с большим интересом, затаив дыхание. Играешь, будто в пустом зале, при полной тишине. Никто не кашляет, ни у кого мобильный телефон не звонит случайно. Но, как только музыка закончилась, – бурные аплодисменты. Там перед началом концерта слушателям раздают карамельки от кашля. Это меня поразило.

Лада: Трудно ли быть дирижером, и как Вам живется вдали от дома и близких?

Д.Р.:У меня есть маленькая дочка и жена. Они живут здесь, со мной. В Питере живет моя мама. Мы общаемся, перезваниваемся. Моя семья со мной, поэтому мне некогда скучать. Быть дирижером, безусловно, интересно: новые ощущения. Волнение есть, конечно, правильно делаешь, или нет? Но нельзя показывать, когда работаешь с людьми, что ты сомневаешься, потому что они тоже начнут сомневаться.

Вероника: Какие инструменты в симфоническом оркестре Вам больше всего нравятся?

Д.Р.: Трудный вопрос. Отдать предпочтение, значит, обидеть кого-то. Симфонический оркестр - это вообще одно из самых великих достижений человека, культуры. Каждый инструмент - сколько веков он формировался? Ведь симфонический оркестр, в том виде, в каком мы его знаем, сложился только в конце XIX - начале XX веков. Во времена Баха, Вивальди был, в основном, только струнный оркестр. Потом стали добавляться духовые инструменты. Дальше - все больше и больше инструментов. Состав, который исполняет симфонию Шостаковича, сложился к началу ХХ века. Все формировалось и шло к развитию. Я люблю все инструменты, не могу отдать предпочтение кому-то. Чтобы стать настоящим дирижером, нужно любить весь оркестр одинаково. Не может быть любимчиков. Будет нечестно.

Екатерина: Каково быть дирижером?

Д.Р.: Огромное удовольствие и огромная ответственность.

Юля: Как вы воспринимаете профессию музыканта?

Д.Р.: Профессия музыканта – одна из самых тяжелых профессий. Все взрослые работают. Длительность рабочего дня у всех разная, чаще всего - с 9 утра до 6-7 вечера. Музыканты на репетиции работают с 10 утра до 2 часов дня. Получается всего 4 часа. Часто люди, не связанные с музыкой, не понимают, что сложнее, а что проще. Но работа в оркестре - это тяжелейший труд, на каком бы инструменте ты не играл.

Сергей: Во сколько лет Вы пришли к этому занятию?

Д.Р.: С 7 лет я учился в Хоровом училище имени Глинки, славящимся знаменитым хором мальчиков. Нас приняли 25 человек - потому, что были хорошие музыкальные данные. Хороший слух, голос. В консерватории я пел в хоре студентов. Мы часто принимали участие в концертах с участием симфонического оркестра, исполняли кантаты, оратории. С нами работали хорошие дирижеры. Когда поешь в хоре, видишь, как маэстро работает. И тогда я почувствовал, что тоже хочу стать дирижером. Чтобы не мной руководили, а я руководил. Тогда мне было 22-23 года. Ощущение индивидуально приходит. Например, был выдающийся австрийский дирижер Карл Бём, который только после 40 лет стал дирижировать. По профессии он был юристом, но имел музыкальное образование, как во всех семьях тогда, пел в хоре. И стал выдающимся дирижером XX века.

Анастасия: Давали ли Вы большие сольные концерты на фортепиано, и какие были любимые произведения?

Д.Р.: Я исполнял не на концерте, а на экзамене «Картинки с выставки» Мусоргского. Мне было 16 лет. Я сыграл и почувствовал, что я что-то могу. Но повторяю: в те моменты мыслей о дирижировании у меня не было вообще.

Катерина: Вы с детства решили, что будете музыкантом или позже, в процессе обучения?

Д.Р.: Это не я решил, а мои родители. Я мечтал поступить в Нахимовское училище. Наш родственник, капитан 1 ранга, подарил мне бескозырку с надписью «Северный флот». Я ее не снимал, даже спал в ней. В Александровском садике около Адмиралтейства, где мы гуляли, ходили курсанты. Я к каждому подходил и брал под козырек. Мне было лет шесть тогда.

Юля: У Вас есть цель? Чего бы Вы хотели достичь? Кто повлиял на Ваш выбор?

Д.Р.: Мой учитель, Народный артист СССР Александр Сергеевич Дмитриев, который почти 40 лет возглавляет оркестр С.-Петербургской филармонии, именно тот самый оркестр, который играл Симфонию Шостаковича в блокадном Ленинграде. Он на меня сильно повлиял. Очень трудно не подражать. Нужно уметь брать то лучшее, что дает педагог, но при этом оставаться самим собой. Я надеюсь, что у меня, со временем, будет получаться. Конечно, есть к чему стремиться. У меня есть целый ряд музыкальных произведений, которые я хотел бы сыграть. Но не буду пока раскрывать секрет.

Настя. У вас в семье есть музыканты?

Д.Р.: Папа и мама – композиторы, дирижеров в семье не было.

Никита: При первом выступлении были, наверное, какие-то волнения, переживания?

Д.Р.: У меня нет волнения в том смысле, что «все путается в голове». Есть чувство ответственности, это тоже волнение, но не эмоциональное. Собираюсь с мыслями, с холодной головой, но с горячим сердцем. Первое выступление было при сдаче экзаменов. Когда выходишь к учебному симфоническому оркестру, волнуешься. Но «мандража» не было. Хотя сейчас я на часы смотрю, волнуюсь.

Бабкен: Были ли на вашем пути сложности, и важная ли профессия дирижера?

Д.Р.: Конечно, важная. Но я уже сказал, что это та профессия, которая связана с руководящей работой. Требует определенных качеств. Сложности были и будут всегда, просто они разного характера. Иногда приходится убеждать кого-то, как в любой работе. Ты должен убедить другого человека в целесообразности того, что делаешь. Он может быть не согласен с тобой.

Ангелина: Какой композитор вам нравится, является примером?

Д.Р.: Тот, которого я дирижирую сегодня. Так говорит Юрий Темирканов. Так говорят многие дирижеры. Потому что есть музыка многих композиторов, которая мне близка. Был такой финский композитор Ян Сибелиус. Если бы вы меня лет семь назад спросили, я бы сказал «нет», а сейчас он мне стал очень близок. Когда лучше, подробнее начинаешь изучать сочинения композитора, то что-то находится близкое, понятное. Сибелиус, Равель, Шостакович… Если ты не чувствуешь ничего, лучше закрыть партитуру, иначе получится формальный подход. Формализм в искусстве хуже, чем дилетантизм. Если дилетант играет, вы знаете об этом и делаете скидку на его исполнение. Но он может играть с энтузиазмом. А если профессионал делает свое дело формально, без полной отдачи, это - самое ужасное.

Ольга: Вы сказали, что Вам нравится Шостакович. Вы когда-нибудь дирижировали произведениями композиторов прошлых веков?

Д.Р.: Конечно, - Бетховен, Брамс, Шуберт... Я уже говорил, что оркестр оформился к концу XIX века. Раньше, в XVIII веке при Бахе, Вивальди не было симфонического оркестра. Был струнный оркестр с небольшим добавлением духовых инструментов – флейт, гобоев, валторн. Во времена Гайдна, Моцарта оркестр становился все больше и больше. А большой оркестр - это уже XIX век и начало XX.

Даша. Какая самая большая и самая неожиданная награда в вашей жизни?

Д.Р.: Награда? Я не придаю такого значения наградам. Бывают вещи, которые воспринимаешь, как подарок судьбы. У меня, например, родилась дочь. Это чудо. Это нельзя объяснить. Видишь, что человек маленький, похож на тебя. Думаешь: «Почему?». Сейчас ей уже три года, но у меня все еще восторженное отношение к этому событию.

Школьники – участники проекта готовы были беседовать и дальше, но время требовало от Дмитрия Руссу присутствия на сцене. Выбрав три лучших вопроса, Дмитрий Павлович поблагодарил ребят за их активную жизненную позицию и интерес к музыке, культуре.

Следующий, 3-й этап проекта «Музыкальная викторина» состоится в феврале 2015 года. Задание размещено на сайте www.ulconcert.ru и в группе «Ульяновский дом музыки – детям» в социальной сети «Вконтакте» vk.com/club57591527.

Ответы направляйте на электронный адрес uldmdetym@mail.ru , с пометкой в теме письма «Поколению Будущего» (Приложение 2).

В марте участники напишут сочинение на предложенные темы, и 9 апреля состоится закрытие проекта и награждение победителей. Напомним, главный приз – планшетный компьютер.

Звезда Ульяновского Дома музыки Домрия Глиссандровна


Домристка Мария Сахнова — лауреат всероссийских и международных конкурсов. Ее имя вписано в «Золотую книгу почета молодежи Ульяновской области». О своем восхождении на музыкальный Олимп Мария рассказала в эксклюзивном интервью «Молодежной газете». P1110503

- Сегодня Вас считают одной из самых известных домристок России, ваше выступление – украшение любой программы. Расскажите, Вы с детства мечтали стать музыкантом?

— Нет, будучи маленькой, я и предположить не могла, что музыка станет делом всей моей жизни. В то время я вообще была весьма далека от этого вида искусства. В детскую школу искусств родители отдали меня довольно поздно – в 11-летнем возрасте. Все получилось случайно. В нашем родном Карлинском музыкальной школы не было и в помине. А вот в Ульяновскую детскую школу искусств № 3 одна из наших соседок возила своего сына. Моя мама, узнав об этом, решила и меня отправить той же дорогой. В ДШИ № 3 я поступила, после чего в нашей семье появилась первая представительница мира музыки. Мои родители по профессии инженеры-конструкторы. А так музыку любят многие родственники. Папа, например, хорошо поет, на семиструнной гитаре отлично играет. К тому же он прекрасный гармонист! IMG_9952

- А почему при поступлении в музыкальную школу выбор пал на домру?

— Я вообще-то хотела учиться игре на фортепиано. Но так как в музыкальную школу я поступила довольно поздно, в случае 7-летнего обучения на этом музыкальном инструменте не удалось бы вовремя попасть в музыкальное училище. Поэтому преподаватели музыкальной школы предложили мне выбрать домру или аккордеон. Таскать тяжелый аккордеон мне не хотелось, поэтому выбрала легонькую домру. Причем я понятия не имела, что это за инструмент. Дома у меня была «Соловушка», на которой я как могла по-детски играла. С настоящей же домрой познакомилась уже в музыкальной школе.

- Какие педагоги вырастили из девочки Маши знаменитую домристку Марию Сахнову?

— В Детской школе искусств № 3 и в музыкальном училище моим преподавателем была лауреат международных и всероссийских конкурсов Инна Алексеевна Гунина. Затем, поступив в Ульяновский государственный университет, я училась в классе Ольги Николаевны Вилковой, музыканта ансамбля «Русская душа» и также лауреата международных и всероссийских конкурсов. Конечно, все музыкальные азы я постигала с первым преподавателем, а в университете с Ольгой Николаевной мы занимались совершенствованием, играли уже разобранные и выученные произведения. Педагог учила меня играть от сердца. Не могу не назвать и имя заслуженного артиста России Евгения Александровича Федорова – дирижера Ульяновского государственного оркестра русских народных инструментов. В оркестр я пришла, будучи учащейся 4 курса музыкального училища. И работаю здесь до сих пор. IMG_0105

- Чем для Вас является этот оркестр?

— Оркестр — это моя стихия. Когда чувствуешь колоссальную поддержку всего коллектива, ты не просто играешь, а купаешься в звуках. Жаль, что для домры с оркестром написано не так много произведений. Приходится делать переложения. Например, с гобоя — «Концерт ля-минор» Антонио Вивальди. Мне нравится играть народные композиции — обработки частушек, русских народных песен.

- Какая музыкальная композиция любимая?DSC08483

— Уже много лет это «Белолица-круглолица» Александра Цыганкова. Кроме того, мне нравится исполнять произведения Джузеппе Тартини, Милия Балакирева.

- В оркестре Вы единственная солистка?

— Как правило, мы выступаем вместе с баянистом Иваном Крайником. Его в оркестре прозвали Баян Анатольевич, а меня – Домрия Глиссандровна.

(Ну, с Домрией – понятно: это имя, конечно, образовано от слова «домра». А глиссандо, если кто-то не знает, — музыкальный термин, означающий исполнительский прием, плавное скольжение от одного звука к другому. На струнных инструментах эффект глиссандо достигается лёгким скольжением пальца по струне вдоль грифа).


- Мария, а сольные концерты на домре даете?IMG_0123

— Домра — это струнный инструмент, похожий на балалайку, но с круглым корпусом и более звонким звучанием. Сольные концерты, конечно, случаются, но не так часто. Одна домра звучит не так полно, как вместе с оркестром. И все-таки от сольных концертов я не отказываюсь. Так, например, недавно молодой ульяновский композитор Антон Никонов написал для меня концерт для сольного выступления. На очереди еще один. IMG_3194 IMG_3197

- У Вас есть мечта?

— Очень хочу за время своей музыкальной карьеры выступить со всеми известными российскими оркестрами народных инструментов. Несколько шагов для осуществления этой мечты уже сделано. В 1998 году я выступила вместе с Национальным академическим оркестром народных инструментов России имени Н. П. Осипова, затем – с Государственным оркестром народных инструментов Республики Татарстан под руководством народного артиста России, лауреата Государственной премии имени Г. Тукая, профессора Анатолия Шутикова. А еще мне удалось играть на одной сцене с Нижегородским оркестром народных инструментов, которым дирижировал наш земляк Дмитрий Орлов. Надеюсь, что в ближайшие годы состоятся и другие мои выступления с отечественными оркестрами народных инструментов.

- Каковы Ваши ближайшие планы?

— Даем концерты мы практически круглый год. Если же выделить главное выступление 2015 года, то пока таковым считаю наш сольный концерт с Иваном Крайником, который пройдет в Ульяновске в апреле. Пользуясь случаем, хочу пригласить горожан на это выступление.

- Надеюсь, что на концерте будет аншлаг. А Вам хочется пожелать новых творческих успехов.



«The Garlem GospeLive Revue» - «Гарлем Госпел Шоу»

Ульяновская областная филармония открыла серию концертов «Музыка Нового Года» в декабре ярким выступлением заокеанских гостей

6 декабря Большой зал Ленинского мемориала сотрясали мощные голоса ансамбля «The Garlem GospeLive Revue» (Гарлем Госпел Шоу) и аплодисменты зрителей в такт музыке. Никто не смог усидеть. Молодежь откровенно и безудержно танцевала между рядами. Более сдержанные пританцовывали на местах. Американские артисты завели всех, наполнив свое выступление драйвом, энергией и позитивом.

То, что шоу получится мощным, стало понятно уже на репетиции, когда на сцене Джеф и Салливан устанавливали аппаратуру. Пока шли приготовления, Морис Линч (Maurise Lynch) и Дон Толмэн (Dawn Tallman) беседовали с ульяновскими журналистами.

В начале беседы – традиционные вопросы.

- Как доехали?

Линч и Дон: Все нормально. Быстро и хорошо.

- Вы сейчас репетировали с нашим оркестром. Какие впечатления?

Линч: Прекрасно, фантастика. Захотелось плакать.

(В программе концерта Линч и Дон исполняют дуэт из мюзикла «Красавица и чудовище» с ульяновским симфоническим оркестром – ред.).

- В репертуаре оркестра и вашего ансамбля есть общий номер «Красавица и чудовище». В Америке этот мюзикл пользуется популярностью?

Линч: Да, это диснеевский мультфильм, он очень популярен. На все времена.

- Ваши дети его смотрят и любят?

Дон: Мои дети? О да, им нравится. Это - один из их любимых мультфильмов.

- Как вы подбираете репертуар своего ансамбля?

Линч: Мы поем госпел- и другую популярную музыку. Практически, всё собираем, потом я редактирую. В большинстве случаев, это мой выбор. Я выбираю музыку в зависимости от ситуации, от других исполнителей, с кем мы поем, и от того, что самим нравится.

- А что вам нравится?

Линч: Конечно, я люблю госпел. Но мы, вообще, любим всю музыку. Когда приходишь на концерт, можно услышать столько различных жанров!

Премьера нашего ансамбля проходила в «Голубой ноте». Это зал - музей госпел-музыки. И я назвал группу «ГоспеЛайв». Blue Note» - «Голубая нота» - клуб для всех, кто ценит джаз и госпел, джазовая достопримечательность Нью-Йорка – ред.).

- В России проходили концерты артистов из Америки. А какие-то группы, певцы из России в Америке известны?

Линч: Знаю одну группу, в которой есть танцор из России, имя которого, мне, к сожалению, не известно. Они очень много путешествуют, один из них танцует «Калинку». Это единственное, что мы знаем.

- Не много. Представите свой коллектив?

Линч: Я – Морис Линч , я продюсер и режиссер (директор), Дон Толмэн, она вокалист, Саймон Браун (Simone Brown), Джойс Джексон (Joyce Jackson) и Джоуи Джексон (Joey Jackson) – тоже вокалисты. 5 певцов и Эй Джей Свиндэлл (Arbia Swindell) - на клавишных. Зак Салливан (Zechariah Sullivan) – барабанщик, главным образом, живет в Москве. Есть официальный вебсайт нашей группы, можно зайти и посмотреть информацию о нас.

- В каких музыкальных жанрах вы поете? Насколько они популярны?

Линч: Соул, госпел, джаз… Очень трудно сказать, что будет популярно. Вы знаете, за двадцать лет музыка изменилась. Но «ГоспеЛайв» объединяет различные виды музыки. И мы уверены, что это актуально.

- Вы впервые в России? Что о ней знаете?

Линч: В Россию я приехал в первый раз. Я учитель по профессии. Знаю о Сталине, о Ленине…

- Ленин родился в нашем городе. Вы знаете?

Линч: Да.

- Вы любите русскую зиму? Лед, снег…

Линч: В Нью-Йорке это тоже есть. Когда мы летели из Нью-Йорка в Россию, он казалась так близко. Действительно, полет не такой длинный, несмотря на то, что мы далеко от вас.

- Вам нравится спорт? Каким-нибудь видом спорта занимаетесь?

Линч: Я играю в баскетбол. Я учитель, как вы знаете, и иногда в перерывах между учебой можно выйти и поиграть со студентами. Люблю бокс. А вообще, мне нравится все виды спорта.

Дон Толмэн: я мама, так что… (смеется).

- …великолепный вид спорта. Вы хотели сказать, что вся в заботе о своих детях?

Дон: Да, это и есть мой спорт (смеется).

- Хорошо. Спасибо за интервью. Удачного концерта!

Дон и Линч: Спасибо!

Волшебница двух инструментов

7 декабря в Ульяновске состоялся концерт лауреата международных и всероссийских конкурсов Александры Скрозниковой с Ульяновским государственным оркестром народных инструментов под управлением художественного руководителя, главного дирижера, заслуженного артиста России Евгения Федорова. Исполнялась музыка Вивальди, Шостаковича, Цыганкова.

Худенькая, миниатюрная, изящная Александра виртуозно играла музыкальные произведения на домре и мандолине. Сочетание мандолины и русского народного оркестра прозвучало впервые. По словам Александры, новый опыт показал возможность успешного использования изысканного звучания этого итальянского инструмента с русскими струнными музыкальными инструментами и открыл новые перспективы концертов.

Александра Скрозникова работает в Российской Академии Музыки им. Гнесиных и ведет активную сольную и ансамблевую концертную деятельность. Перед выступлением она рассказала о своей концертной и педагогической деятельности.

- Александра, Вы первый раз в нашем городе? Наверное, не успели посмотреть достопримечательности?

- Да, я первый раз. Буквально, полчасика погуляла. На Венце прошлась, у стеллы… Красивый вид.

- Трудно: приехать и сразу на концерт?

- Нет, когда привык работать и жить в таком ритме, уже готов к этому. Принимаешь, как должное.

- Почему Вы выбрали инструмент домру?

- Так случайно получилось. Как правило, редко кто попадает на домру добровольно, осознанно. Меня научила играть моя подружка. Так как я была активным ребенком, то мне было без разницы, на чем играть, лишь бы чем-то заниматься. Когда я пришла в музыкальную школу, мне предлагали учиться по классу фортепиано. Видят: растет активный, эмоциональный ребенок. Спросили: «Куда бы ты хотела?» - «На домру», - отвечаю, так как это был единственный инструмент, на котором я пробовала играть. В школе удивились, но взяли. Три года я училась у молодого преподавателя, потом перешла к другому, у которого закончила музыкальное училище в Архангельске. Это известный, маститый педагог, который сейчас получил звание заслуженного деятеля искусств РФ, - Шапкина Валентина Васильевна. Она вела меня до окончания музыкального колледжа. Потом судьба свела меня с моим основным и самым главным педагогом, который, я считаю, заложил всю основную любовь к мандолине, которая сегодня будет звучать на концерте. Это народный артист России Вячеслав Круглов. Сначала он приехал к нам в Архангельск на конкурс. Мы познакомились, я брала у него урок. Он отметил, что я могла бы дальше продолжать учиться. Еще раз я побывала у него на консультации уже в Российской академии музыки им. Гнесиных. Сдав два экзамена, я поняла, что прошла. Нас выстроили, выбрали 6 человек тех, кто прошел на домру. Я смотрю на него, маленький кивок головы. И он мне так – тоже кивнул. Мы с ним даже не общались, как многие ездят на протяжении многих лет заниматься, ведут договоренность со своим профессором о поступлении в вуз. Взаимопонимание сложилось с тех первых встреч.

До сих пор я чувствую, что понимаю его с полуслова, потому что он гениальный педагог, талантливый, но имеющий свои особенности, как выдающаяся личность. Есть студенты, которые не всегда понимают, что он имеет в виду. Когда я училась в академии на третьем курсе, помню, у меня ничего, как-то, не получалось. Он остановил меня и говорит: «Саша, я хотел бы, чтобы ты была моим ассистентом в будущем, последователем моей школы». Он - яркий методист. У него много школ написано, в том числе, и для мандолины. Он является ярким пропагандистом, возрождающим любовь к мандолине в России. Я была удивлена, что еще на таком раннем этапе он выразил доверие ко мне.

Уже окончив академию, я стала заниматься с его студентами в должности ассистента. У Вячеслава Павловича Круглова есть квартет «Московская мандолина», который состоит из ярких студентов. Сейчас я тоже играю в этом квартете. По его инициативе силами его выпускников проводится фестиваль мандолины, домры и народных струнных инструментов «Струны молодой России». Так назвал его Вячеслав Павлович. Мы провели уже пятый фестиваль в концертном зале Гнесинки.

Вся моя деятельность сейчас развивается вокруг Вячеслава Павловича. Результат - владение двумя инструментами – домрой и мандолиной, игра в ансамбле.

Сегодня впервые я буду играть на мандолине именно с народным оркестром. Это не такое яркое и частое сочетание. Обычно мандолина звучит с камерным оркестром. Вообще, многие домристы берут в руки мандолину, так как это возможность играть другой репертуар, Вивальди, например, Моцарт, Бетховен. И также, возможность играть с камерным и симфоническим оркестрами. Сегодня - играю с народным. Мы на репетиции посмотрели, что это тоже хорошо звучит, что такой вариант возможен.

- Уже репетировали с нашим оркестром?

- Да. Вчера было две репетиции. В программе: «Бурлеска» Шостаковича. Ее просто так не сыграть. Сложное сочинение.

- Ваш профессиональный и педагогический стаж?

- Три года в аспирантуре, два года, как я ее закончила. Пять лет уже я занимаюсь со студентами.

- Вы много ездили по разным странам. Германия, Финляндия, Филиппины… Географический разброс большой!

- Я побывала во многих странах. Вячеслав Павлович работает в фонде «Новые имена» им. Иветы Вороновой. При этом фонде существует ансамбль русских народных инструментов. Попасть в него мне, конечно, поспособствовала моя внешность, невысокий рост. Вообще, ансамбль из детей состоит, но так как концерты очень серьезные бывают, иногда состав ансамбля поддерживают студенты-первокурсники. Было очень много гастролей. Мы летали на Филлиппины с Денисом Мацуевым и солистами Большого театра, в Индию на выставку, посвященную русскому языку, в Италию, в Китай, в Македонии были.

Будучи аспиранткой Российской академии музыки, я побывала на очень значимом для мандолинистов международном конкурсе в Японии. Конкурс проводится каждые два года. В состав жюри приглашаются представители разных стран. В седьмом международном конкурсе участвовали мандолинисты из Италии, США. Я там победила, и мне подарили инструмент, на котором я сегодня буду играть. Он итальянский, отчасти эксклюзивен своим внешним видом. Это инструмент 2011 года, он очень красиво выглядит, головка резная. После победы в конкурсе, я дважды была в Японии по приглашению. Японская публика очень благодарная, фантастично принимает. Тебя считают каким-то богом, после концерта готовы стоять несколько часов, просить автограф. Страна для артистов - самая любимая.

- От каких поездок у Вас остались самые яркие впечатления?

- От поездки на Филиппины, было интересно, были яркие исполнители. Япония запомнилась теплым приемом, наполненными до отказа залами. Все билеты проданы. Когда начинаешь продавать диски со своими записями, то выстраивается очередь. Сегодня я играю до-мажорный концерт Вивальди и вспоминаю первое мое выступление, когда в Литве я играла на мандолине со знаменитым камерным оркестром в Вильнюсе. Мероприятие было посвящено России, посольство РФ организовывало концерт. Тогда я училась в вузе, только начинала играть на мандолине. Все было по-другому. Потом я уже стала более серьезные вещи исполнять с камерным оркестром. Например, концерт российского композитора Подгайца, мне нравится моя трактовка. Такие воспоминания яркие. Теперь поездка к вам. Новое открытие – мандолина играет с народным оркестром. Вообще такая теплая обстановка…

Я в этом сезоне только начала играть, потому что у меня растет маленький сын Лев. Сегодня ему как раз 1 год и 5 месяцев исполнилось. Поэтому год пришлось пропустить, и сейчас идет мое вхождение в форму как исполнителя. До 10 концертов нужно сыграть.

- Какие советы вы дали бы начинающим мандолинистам, домристам?

- В первую очередь, любить музыку. Если ты внутренне близок, не можешь жить без нее, любишь быть на сцене, то стоит продолжать заниматься. Конечно, это труд, который ни одного выходного не даст, ни одной минуты свободного времени. Если ты пропускаешь, то откатываешься назад от цели или от более успешного выступления. Но когда душой ты в музыке, она спасает, даже тогда, когда выступление идет не так, как тебе хотелось. И трудолюбие. Я однажды руку переиграла, синяя была.

Всем детям я бы порекомендовала учиться в музыкальной школе. Потому что, сама помню, как настал тот момент, когда с моими сверстниками по школе не о чем было говорить. А с теми, кто учился в музыкальной школе, всегда было интересно общаться, это были дети другого уровня. Это большой плюс: образование, духовное развитие. Всем родителям я бы порекомендовала отвести детей учиться в музыкальную школу. Потом присматриваться к своему ребенку и постараться понять, нравится ли ему выходить на сцену? Многие студенты Гнесинки панически бояться выходить на сцену. Понятно, что в этом случае ты идешь работать в большой коллектив, в оркестр, где тебе не нужно играть соло.

разработка сайта, сопровождение сайта ITECH.group

  Разработка сайта

  Поддержка сайта

Сайт города Ульяновска   Написать письмо На главную